Обновлено: 26.11.2020, 22:07 (АСТ)

Экономист ЕБРР Эрик ЛИВНИ:
ОКОЛО 60% МАЛОГО БИЗНЕСА В КАЗАХСТАНЕ НУЖДАЕТСЯ В ПОДДЕРЖКЕ ГОСУДАРСТВА


В последнем обзоре по макроэкономике Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) значительно ухудшил прогноз по падению экономики Казахстана и Центральной Азии в 2020 году на фоне кризиса, вызванного пандемией COVID-19 в мире. О том, какие внешние факторы влияют на показатели экономики региона и как малый и средний бизнес чувствует себя в текущих условиях, в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал региональный экономист ЕБРР Эрик ЛИВНИ.

 

- Ранее ЕБРР прогнозировал падение ВВП Казахстана в 2020 году на 3%, но пересмотрел его в сторону ухудшения. С чем это связано?

- В первом квартале у экономики Казахстана еще был рост, на уровне 2,7%. Когда мы делали предыдущий прогноз, мы видели только эту цифру. Во втором квартале уже был провал до -6,3%, и по итогам первого полугодия в целом до -1,8%. Наш прогноз на данный момент по Казахстану это -4% с последующим ростом в 2021 году. Если сравнить с другими странами региона, мы прогнозируем гораздо более суровые цифры по Кыргызстану (-9,5%) и Монголии (-6,5%).

По Таджикистану и Туркменистану ситуация несколько иная, там падение небольшое. Это в основном связано с тем, что они внутри страны не вводили серьезных ограничений и карантинных мер, и мы не очень доверяем их статистике. Мы полагаем, что спад у них больше, чем то, что они пока показывают. Например, Туркменистан выдает нам рост за первое полугодие в размере почти 5,9%, это официальные цифры. Это нереально, но мы не можем эти цифры проигнорировать, поэтому прогноз по этим странам составляет -1%.

Мы также существенно ухудшили прогноз для Узбекистана. Мы полагали, что будет рост, хоть и маленький. Сейчас мы пришли к выводу, что все-таки цифра будет отрицательная в этом году и составит -2% (падение ВВП в 2020 году – ИФ-К). Пандемия затянулась и там, и внешние факторы сказываются, так что не так все хорошо.

 

- Вы анализировали зависимость стран от внешних факторов в регионах присутствия ЕБРР при подготовке прогноза?

- Внешние факторы (в регионе – ИФ-К) складываются их трех элементов: экспорт сырья, доходы от туризма и переводы от работающих заграницей граждан. Казахстан (в анализе – ИФ-К) попал в категорию стран, у которых плавающий обменный курс. Среди этих стран Казахстан на третьем месте по уровню зависимости от внешних источников, после Грузии и Албании. Я говорю обо всех странах, в которых мы работаем. В странах с высокой степенью зависимости от внешних факторов обменный курс - это своеобразный рычаг, при помощи которого можно воздействовать на ситуацию. Можно смягчить влияние внешних факторов. Если дать курсу свободно упасть, а он может только упасть в такой ситуации, то это смягчит воздействие внешних факторов на экономику.

Зависимость Казахстана в основном состоит из экспорта сырья. Но есть страны с гораздо худшей ситуацией, это Монголия, например. Там колоссальная зависимость от внешних факторов. Еще прибавлю, что в Монголии вся зависимость практически от Китая.

 

- В вашем обзоре среди внешних факторов, которые влияют на экономику Узбекистана, перечислен туризм. Насколько важна его роль для экономики?

- Туризм очень быстро растет в Узбекистане последние три года. Он частично находится в тени, потому что много неформальной активности в туризме. Есть разные оценки, но в целом потенциал роста туристического сектора огромный. В абсолютном значении он не такой маленький, кстати, просто в Узбекистане довольно большая диверсификация экономики и много всего другого.

Тоже самое касается и переводов из-за рубежа. В абсолютном значении эти переводы из-за рубежа играют большую роль в Узбекистане, как и в Кыргызстане или Таджикистане.

 

- В целом у Узбекистана самые хорошие показатели по темпу экономического роста в регионе, с чем это связано?

- Именно из-за того, что у Узбекистана меньшая зависимость от внешних факторов, чем у Монголии и даже Казахстана. Просто большая часть спада (темпов роста – ИФ-К) связана именно с внешними факторами. Монголия имеет огромную зависимость, Таджикистан, Кыргызстан.

Что касается экспорта в регионе за первое полугодие. У Узбекистана сильно упал экспорт газа в Китай. В частности, у Казахстана все не так плохо, у Кыргызстана был даже рост - золото. Если убрать золото, они тоже будут в негативе с отрицательной позицией по экспорту.

Таджикистан тоже занялся экспортом золота. Это их спасает сейчас. Я знаю по той статистике, которую мы получили, что они просто одним махом решили вывезти огромное количество золота в Швейцарию и это помогло им бороться с кризисом.

 

- Далее вы приводите график сокращения переводов из-за рубежа в страны Центральной Азии.

- Казахстан относительно не пострадал, наоборот республика даже получила дополнительный доход за счет того, что теперь из страны переводят меньше. Казахстан тоже принимал очень много работников из Кыргызстана и Узбекистана. Они и сейчас меньше переводят. При этом, доля переводов в ВВП в Казахстане незначительная.

 

- Как ЕБРР оценивает меры правительства Казахстана по восстановлению экономического роста? Были ли эффективными раздача соцпособий безработному населению (в размере минимальной зарплаты) и госинвестиции в строительство?

- Если говорить о роли правительства, то, конечно, Казахстан сделал очень многое. Объем фискальных мер, оцененных в денежном выражении, превышает 8% к ВВП. Если смотреть на все страны присутствия ЕБРР, Казахстан находится на одной из ведущих позиций (по этому показателю – ИФ-К) и впереди него только страны Евросоюза. Кроме того, задолженность страны к ВВП незначительная. Так, прогноз на конец года, а мы говорим об общей задолженности государства, на уровне порядка 25%, может ближе к 30% (от ВВП – ИФ-К).

 

- ЕБРР провел опрос среди малого и среднего бизнеса (МСБ) в странах с переходной экономикой, в которых присутствует. Как сильно пострадал сектор МСБ в Казахстане и как долго он будет восстанавливаться?

- В Казахстане ситуация лучше среднего, особенно по Центрально Азии, лучше, чем в Узбекистане. Сыграли роль государственные программы. Например, в Казахстане где-то 33% (МСБ – ИФ-К) ожидают получить поддержку от государства в той или иной мере. Это лучше, чем у соседей. Например, в Узбекистане только 15%.

При этом еще одна интересная вещь, мы себе интерпретировали это как запрос на поддержку среди бизнеса. В Казахстане, на наш взгляд, такая доля довольно высока, это около 60% малых фирм. Это те фирмы, у которых продажи упали более чем на 20%. Этот процент велик, но те так плохо все, как например, в Кыргызстане. В Кыргызстане таких фирм аж 80% из-за более жестких ограничений. В Казахстане, во-первых, ограничения были не такими жесткими, а во-вторых, важно, что поддержка тоже более существенная. Более 30% фирм, я повторяюсь, ожидают получить ту или иную форму поддержки (от государства – ИФ-К).

Если говорить о секторах, то конечно, в первую очередь, пострадали те, кто работает в торговле, транспорте, логистике, туризме.

Могу отметить, что в Туркменистане практически никак не ограничивали бизнес внутри страны. Это более или менее реальная картина, это данные опроса. В Таджикистане тоже было мало ограничений.

 

- Как потеря доходов населения повлияет на возможность обслуживать розничные кредиты? Вырос ли уровень NPL (неработающих кредитов) у казахстанский банков, есть ли угроза дефолта?

- Пока NPL не выросли в силу того, что банки получили возможность продлить кредиты, дать отсрочки. Мы не увидим статистику по NPL до тех пор, пока эти отсрочки будут выдаваться. Именно потребительские кредиты - это сегмент, где возможны серьезные потери. Все этого ожидают. Но нет статистики, по которой можно было оценить размер этой угрозы. Но ни в коей мере нет угрозы стабильности банковской системы. У банков (в Казахстане – ИФ-К) большой запас прочности.

Что касается ликвидности, то тут сыграла роль политика государства. Банки получили доступ к достаточно дешевым государственным деньгам. К сожалению, для экономики, они на этих деньгах "сидят" в данный момент. Может им очень мягко сидится, и это хорошо с точки зрения надежности на будущее, но это не очень хорошо для стимулирования экономики в краткосрочной перспективе. Было бы, конечно, лучше, если бы у банков были заинтересованные и надежные заемщики, которые бы воспользовались этими деньгами для создания чего-то полезного, услуг или товаров. Этого не происходит в силу причины, которую вы озвучили в вашем вопросе - у населения нет денег. Внутренний спрос на товары и услуги сейчас на низком уровне. Уровень рисков соответственно высок, и потенциальные заемщики тоже сидят и думают, что им делать. Сейчас они не бегут в банк за новыми проектами, они если и бегут, то только для отсрочки. Мы видим это по своим клиентами и их клиентам.

 

- Спасибо за интервью!


Октябрь, 2020
© 2020 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 27 ноября

  • 1 USD 422.40 KZT
  • 1 EUR 502.78 KZT
  • 1 RUR 5.59 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close