Обновлено: 26.11.2020, 22:07 (АСТ)

Управляющий директор Европейского банка реконструкции и развития в Центральной Азии Андре КУУСВЕК:
СОКРАЩЕНИЕ ЭКСПОРТА ЗЕРНА ИЗ КАЗАХСТАНА И РФ УГРОЖАЕТ ГЛОБАЛЬНОЙ ПРОДБЕЗОПАСНОСТИ


Национальные рынки стран Центральной Азии слишком малы и отдалены для привлечения качественных инвестиций, а создание интегрированных рынков и инфраструктуры могло бы способствовать диверсификации экономик региона. О том, почему ограничения в торговле сельскохозяйственной продукцией в Центральной Азии могут угрожать глобальной продовольственной безопасности в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал управляющий директор ЕБРР в странах Центральной Азии Андре КУУСВЕК.

 

- Господин Куусвек, на ваш взгляд, какие риски рождает пандемия COVID-19 для продовольственной безопасности стран Центральной Азии? Смогут ли страны региона взаимозамещать потребности друг друга?

- В краткосрочной перспективе цепочки продовольственного снабжения во всем регионе были временно нарушены из-за закрытия границ и других защитных мер, применяемых правительствами Центральной Азии, Китая, России и других соседних стран. Фермеры испытывают трудности с доставкой таких товаров, как корм для животных или химические вещества, и доставкой своей продукции из-за карантинных мер. Некоторые работники сталкиваются с тем, что не могут добраться до ферм и производств. Тем не менее, пандемия не нанесла серьезного ущерба сельскому хозяйству и пищевой промышленности. Новый упор на продовольственную безопасность в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и в отдельных странах приведет к дополнительным стимулам и инициативам для их развития.

В то же время было бы жаль, если бы страны Центральной Азии зашли слишком далеко в ограничениях в торговле сельскохозяйственной продукцией. До кризиса мы наблюдали сильную тенденцию к большей региональной интеграции, которая, по крайней мере частично, была связана с повторным открытием экономики Узбекистана. Расширение торговли предполагает усиление конкурентного давления на отечественных производителей и повышение эффективности. Сельскохозяйственное производство и переработка в Узбекистане более диверсифицированы, чем где-либо в Центральной Азии, и продовольственный экспорт страны быстро увеличивался в последние несколько лет, достигнув примерно 9% от общего объема экспорта в 2019 году. Экспорт продовольствия из Узбекистана оказывает давление на цены в Киргизии и Таджикистане, что выгодно внутренним потребителям.

К сожалению, кризис мог положить начало тенденции к сокращению торговли по мере того, как страны пытаются больше опираться на самообеспечение. В качестве временных мер это понятно. Однако важно понимать, что такая стратегия сопряжена с определенными издержками. Например, решения России и Казахстана о сокращении экспорта зерна в страны, не входящие в ЕАЭС, ставят под угрозу глобальную и центральноазиатскую продовольственную безопасность в период кризиса, вызывая рост цен на критически важные продукты питания. Они также влияют на отечественных производителей зерна, сокращая их доходы и, в конечном счете, их интерес инвестировать.

 

- Какие страны Центральной Азии наиболее подготовлены и имеют необходимый запас прочности, чтобы противостоять кризису из-за пандемии COVID-19?

- Ожидается, что за возможным исключением Туркменистана и Узбекистана, все страны в Центральной Азии, где присутствует ЕБРР, столкнутся с экономическим спадом. Согласно нашим последним экономическим прогнозам, в среднем экономики стран Центральной Азии, которые оказались под давлением обвала цен на сырьевые товары и сокращения денежных переводов, понизятся в этом году на 1,2%, перед восстановлением роста до 5,8% в 2021 году.

Экспортеры нефти и газа такие, как Казахстан, Туркменистан и Узбекистан, опираются на свои значительные финансовые и международные резервы для смягчения негативного воздействия на экономику. Тем не менее, они испытывают трудности в связи с резким сокращением спроса на энергетические ресурсы. Узбекистан находится в несколько более благоприятном положении, будучи более диверсифицированным и имея золото в качестве ключевого экспортного товара. Страны, как Киргизия и Таджикистан, сильно зависят от денежных переводов, не имеют финансовых возможностей для осуществления значительных мер стимулирования и ограничены в своих возможностях заимствования из-за высокого уровня внешней задолженности и ограниченных возможностей для обслуживания долгов. Роль МВФ, международных банков развития и доноров вновь будет весьма актуальной.

 

- Стоит ли ожидать сокращения иностранных инвестиций в регион в ближайшие годы? Какие секторы пострадают больше всего?

- Интерес инвесторов к региону восстановится к середине 2021 года, когда условия спроса более или менее вернутся к докризисному уровню. Если предположить, что цены на нефть и газ остаются низкими, а правительства будут стимулировать развитие не добывающих отраслей, то можно ожидать увеличения объема инвестиций в сельское хозяйство, пищевую промышленность, фармацевтику и другие виды обрабатывающей промышленности.

Очевидно, что процесс восстановления будет более медленным в таких секторах, как воздушные перевозки, туризм и гостиничное дело. Для международных компаний потребуется некоторое время для возобновления деловых поездок, особенно после внедрения Zoom, Webex и других средств дистанционного проведения конференций. К примеру, ЕБРР запретил все международные поездки и значительно инвестировал в облачные технологии, чтобы создать возможность для дистанционной работы, деловых встреч и конференций. Спрос на офисы, коммерческую недвижимость также может долго восстанавливаться из-за общего спада деловой активности и ускоренного внедрения удаленной работы, покупок и обучения. Эти тенденции, скорее всего, будут стимулировать развитие сектора IT, онлайн розничной торговли и услуг по доставке, а также цифровых услуг. Образование - это еще одна область, где можно ожидать революционных изменений благодаря ускоренному внедрению технологий.

Я хотел бы подчеркнуть, что нынешний кризис весьма отличается от глобального финансового кризиса 2007-2009 годов. Последний крупный кризис возник в банковском и имущественном секторах. Но на этот раз он представляет собой серьезную проблему в области здравоохранения, которая непосредственно затрагивает реальную экономику, в первую очередь, обрабатывающую промышленность и сферу услуг. Коммерческие банки, хотя и имеют более высокий уровень капитализации и ликвидности, практически прекратили кредитование и, как ожидается, пострадают от ухудшения качества их кредитных портфелей. Банкам в Центральной Азии необходимо будет более эффективно финансировать малые и средние предприятия. ЕБРР готов сыграть свою роль в усилиях по привлечению некоторых международных банков инвестировать в Центральной Азии.

 

- Скорректировал ли ЕБРР план инвестиций в Казахстан и Центральную Азию на 2020 год?

- В конце апреля совет директоров ЕБРР принял решение расширить нашу программу реагирования и восстановления от последствий коронавирусного кризиса. Ожидается, что подавляющее большинство инвестиций банка в размере до 21 млрд евро в предстоящие два года будут направлены на эти усилия. Основной элемент программы - программа по повышению устойчивости - увеличена до 4 млрд евро. Эти средства будут доступны для существующих клиентов, в том числе в Центральной Азии.

ЕБРР также увеличит объем своего финансирования в рамках "Программы содействия торговле" (the Trade Facilitation Programme) для поддержки экспортеров и импортеров, стимулирования международной торговли. Например, мы выделили 220 млн евро четырем банкам в Узбекистане для финансирования торговли. При необходимости мы будем помогать компаниям реструктурировать их непогашенные обязательства и направлять больше ресурсов на поддержку малых и средних предприятий, которые играют столь важную роль в создании рабочих мест во всем регионе.

Мы также ввели в действие так называемую "Программу поддержки жизненно важной инфраструктуры", чтобы удовлетворить потребности в финансировании оборотного капитала и государственных инвестиций в проекты водоснабжения и энергоснабжения, муниципального транспорта и инфраструктуры. Мы уже предоставили ряд кредитов компаниям региона, начиная от агропромышленных клиентов в Узбекистане и Туркменистане и заканчивая проектами водоснабжения в Киргизии.

 

- Казахстан с 2016 года активно ведет приватизацию госсектора, а в 2020-2021 годы должны были состояться крупнейшие IPO национальных компаний. По вашему мнению, как пандемия COVID-19 повлияет на привлекательность этих активов для инвесторов?

- Пандемия привела к падению индексов фондовых рынков во всем мире, а волатильность рынка достигла своего самого высокого уровня с 1990-х годов. Многие компании по всему миру собираются отложить IPO в этом году. В Казахстане "КазМунайГаз" и Air Astana должны были выйти на IPO в 2020 году, но учитывая состояние нефтяных рынков и авиационного сектора, их руководство решило, что эти IPO будут отложены.

Тем временем, мы стали свидетелями дополнительной приватизации "Казатомпрома" - шаг, который будет сопутствовать свободному движению акций. Хотя 2021 год, возможно, является более удачным. Воздушные перевозки и спрос на нефть и газ вряд ли восстановятся до уровней, существовавших до COVID-19, что делает сроки проведения IPO весьма неопределенными.

 

- ЕБРР является крупнейшим инвестором в ВИЭ в Казахстане. Как пандемия COVID-19 повлияет на сектор возобновляемой энергетики в регионе и, в частности, в Казахстане?

- Действительно, за последние пять лет ЕБРР профинансировал 672 МВт мощностей ВИЭ в Казахстане. На протяжении многих поколений страна полагалась на угольную энергию. Но с тех пор, как мы начали наше сотрудничество в этой области в 2008 году, она получила значительные инвестиции в возобновляемые источники энергии, особенно в солнечную энергию. Важно отметить, что мы сотрудничали с правительством Казахстана в создании соответствующей правовой базы, включая закон о возобновляемых источниках энергии, систему льготных тарифов и в разработке национальной концепции перехода к зеленой экономике в 2013 году. Первый крупномасштабный проект по использованию возобновляемых источников энергии - солнечная электростанция мощностью 50 МВт - был введен в эксплуатацию в 2015 году.

В настоящее время нашей приоритетной задачей является поддержка перехода Казахстана к конкурентным торгам по возобновляемым проектам. Нынешний кризис, безусловно, не способствует к переходу Казахстана к зеленой энергетике. С одной стороны, снижение цен на нефть и газ снижает финансовые стимулы для инвестиций в экологически чистые альтернативы. С другой стороны, усиление макроэкономической нестабильности приводит к инфляции и валютным рискам, которые повышают стоимость финансирования зеленых инвестиций. Я считаю, что такие крупные проблемы, как изменение климата, будут и впредь актуальны и для многих других, помимо последствий COVID-19.

 

- Может ли пандемия и последующий за ней кризис обострить проблемы водных ресурсов в Центральной Азии?

- Пандемия продемонстрировала исключительную важность поддержания самых высоких стандартов в области гигиены и санитарии. Однако проблемы водоснабжения относятся к числу наиболее серьезных долгосрочных проблем, стоящих перед Центральной Азией. Общеизвестно, что эти проблемы усугублялись годами из-за недостаточного инвестирования и трудностей трансграничного сотрудничества последние 30 лет. С одной стороны, существует острая необходимость в улучшении муниципальных систем водоснабжения и водоочистных сооружений. С другой стороны, уже нельзя откладывать модернизацию существующих ирригационных систем. Будучи чрезвычайно важными для продовольственной безопасности, эти системы по-прежнему опираются на чрезвычайно старое и неэффективное советское оборудование и остро нуждаются в оптимизации и инвестициях.

Кризис действительно повлиял на возможности правительств стран Центральной Азии инвестировать в публичную инфраструктуру, включая системы водоснабжения. Это усилило давление на и без того напряженную финансовую ситуацию практически во всех странах региона, включая относительно богатые Казахстан и Узбекистан. Правительства Таджикистана, Киргизии и Монголии, с другой стороны, весьма ограничены в своих возможностях заимствовать для увеличения бюджетно-финансовых возможностей. ЕБРР уже давно отмечает важность муниципальных систем водоснабжения и очистки сточных вод. Только в Киргизии ЕБРР оказал поддержку 23 проектам по улучшению систем водообеспечения и очистки сточных вод на общую сумму свыше 180 млн евро. Из этой суммы Европейский Союз и Швейцария предоставили свыше 110 млн евро в виде грантов.

В качестве еще одного примера можно привести ледниковую гидрологию Таджикистана и его гидроэнергетический сектор, которые весьма чувствительны к последствиям изменения климата. Для решения этой проблемы с 2009 года ЕБРР сотрудничает с таджикскими властями в деле ликвидации утечек, расширения и модернизации существующих систем водоснабжения и очистки сточных вод в городах Таджикистана.

 

- COVID-19 создает риск, что мир столкнется с протекционизмом и обрывом производственно-бытовых цепочек. В таких условиях экспортерам в Центральной Азии будет сложнее выходить на новые рынки. При этом лидеры стран региона, а особенно Казахстан и Узбекистан, выступают за расширение экономического сотрудничества. По вашему мнению, могут ли перейти страны ЦА к взаимовыгодному замещению товаров и услуги внутри региона?

- В нашей последней макроэкономической публикации "Региональные экономические перспективы" ЕБРР утверждает, что по мере того, как мир выходит из кризиса, крайне важно стремиться к сотрудничеству и большей экономической устойчивости. Кризис нанес огромный удар, и его последствия будут чрезвычайно сложными. Сейчас не время для экономического национализма и протекционизма, а время для формирования лучшего будущего на основе международной приверженности свободной торговле, смягчению последствий изменения климата и экономическому сотрудничеству. Это, безусловно, относится и к региону Центральной Азии.

Национальные рынки, даже в более крупных центральноазиатских странах, слишком малы и зачастую слишком отдалены для привлечения качественных инвестиций в не добывающие секторы, что препятствует усилиям по диверсификации экономики. Создание единого рынка или достаточно интегрированного рынка могло бы высвободить значительные инвестиции, одновременно способствуя большей специализации и повышению производительности. Кроме того, огромные выгоды могут быть достигнуты благодаря региональному подходу к инвестициям в инфраструктуру, включая дороги, трубопроводы, системы водоснабжения и электроснабжения. Продвижение в этом направлении потребует совершенствования регионального управления и укрепления доверия. Это может занять время, но каждое путешествие начинается с одного первого шага.

 

- Спасибо за интервью!


Июнь, 2020
© 2020 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 27 ноября

  • 1 USD 422.40 KZT
  • 1 EUR 502.78 KZT
  • 1 RUR 5.59 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close