Обновлено: 26.11.2020, 22:07 (АСТ)

Директор постоянного представительства АБР в Казахстане Джованни КАПАННЕЛЛИ:
ВВП КАЗАХСТАНА МОЖЕТ СНИЗИТЬСЯ НА 1,5%-2% В 2020 ГОДУ НА ФОНЕ COVID-19


Кризис, вызванный пандемией коронавирусной инфекции, одновременно настиг все страны мира. Чем текущий кризис отличается от предыдущих, а также о сценариях дальнейшего развития казахстанской экономики в нынешних реалиях в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал директор постоянного представительства Азиатского банка развития (АБР) в Казахстане Джованни КАПАННЕЛЛИ.

 

- Господин Капаннелли, по-вашему мнению, в чем особенность текущего кризиса от кризисов в 2008 и 2015 годах?

- Кризис, с которым столкнулся Казахстан, а также весь остальной мир отличается от экономических и социальных кризисов, с которыми мы сталкивались на современном этапе. В то время как в основе глобального финансового кризиса 2008-2009 годов были проблемные активы в портфелях банков, а кризис 2014-2015 годов был вызван снижением цен на сырьевые товары и замедлением экономического роста среди крупных торговых партнеров, продолжающаяся пандемия COVID-19 имеет более фундаментальный характер, поскольку она воздействует на человеческий капитал через сектор здравоохранения, оказывая негативное влияние как на спрос, так и на предложение, с точки зрения экономики, создавая беспрецедентные социальные и экономические вызовы.

Поскольку Казахстан имеет экономику, крайне зависимую от нефти и газа, кризис в области здравоохранения усугубляется падением цен на нефть, которое наблюдается с марта, создавая совокупный негативный эффект, который особенно ощущается наиболее уязвимой частью населения, а также предприятиями малого и среднего бизнеса (МСБ), работающими в сфере услуг. Совокупный спрос сокращается, поскольку люди оставались в своих домах, а значительная часть рабочей силы была сокращена. Более того, карантинные меры вызвали сбои в цепочках поставок, ограничив производственную деятельность и существенно сократив предложение в экономике. Согласно последним оценкам АБР, в результате новой пандемии COVID-19 мировая экономика может понести убытки в размере от $5,8 трлн до $8,8 трлн, что эквивалентно 6,4% и 9,7% мирового валового внутреннего продукта (ВВП).

В данной ситуации власти вынуждены принимать решительные меры для того, чтобы справиться с кризисом. Они также должны быть готовы постоянно корректировать свою политику по мере оценки влияния кризиса на экономические и социальные системы. В случае Казахстана правительство, Национальный банк и другие органы власти в целом проделали очень хорошую работу в этом отношении с общей программой антикризисной поддержки, оцениваемой в более чем девять процентов ВВП. Однако, в некоторых случаях донесение информации могло бы быть более эффективным, как с точки зрения объяснения характера пандемии среди населения, так и с точки зрения необходимости соблюдения правил социального дистанцирования даже после отмены чрезвычайного положения и карантинных мер в разных местах.

 

- Ранее АБР понизил прогноз роста ВВП Казахстана до 1,8% в 2020 году ввиду экономических последствий COVID-19 и сокращения добычи нефти. Каковы прогнозы АБР по экономическому росту страны и региона сейчас, принимая во внимание, что режим чрезвычайного положения затянулся на 2 месяца и все еще не ясно, когда страна полностью выйдет из карантина?

- Данный прогноз был опубликован в начале апреля в публикации АБР "Обзор развития Азии". Цифры были получены в результате экономического анализа, проведенного в начале марта, когда продолжающийся кризис все еще находился на ранней стадии. В то время президент Токаев еще не ввел чрезвычайное положение, и по всей стране еще не были введены строгие меры по социальному дистанцированию и карантину. С тех пор мы пересмотрели свой прогноз по ВВП Казахстана в сторону понижения и внимательно следим за ситуацией.

Наш новый прогноз будет опубликован 18 июня 2020 года. Ожидается, что новые показатели ВВП будут отрицательными в диапазоне от 1,5% до 2% на 2020 год. Такой прогноз по-прежнему отражает относительно более оптимистичный взгляд на способность Казахстана справиться с кризисом по сравнению с прогнозами других агентств.

Мы использовали внутренний набор данных, подготовленный для проекта анализа глобальной торговли (GTAP), и модель, в которой мы смоделировали общее воздействие COVID-19 на азиатскую экономику, включая, конечно, также страны Центральной Азии и Казахстан. Мы создали два сценария, один из которых предусматривает, что изоляционные меры, направленные на борьбу с пандемией COVID-19, являются относительно продолжительными и соответствуют 6-месячному периоду, и второй сценарий, где такие меры сохраняются в течение более короткого периода в 3 месяца. Результаты нашего анализа показывают, что в случае 6-месячных мер сдерживания влияние кризиса на казахстанскую экономику будет значительным, что приведет к отрицательному росту, близкому к 3% ВВП. Тем не менее, в случае 3-месячного периода сдерживания, снижение ВВП будет более сдержанным на уровне около 1,6%.

Несмотря на то, что по-прежнему сложно дать точный экономический прогноз из-за сложной природы кризиса и неопределенности его развития, наш относительный оптимизм в отношении экономического роста основан на способности властей поддерживать меры изоляции в течение относительно короткого периода времени. В то же время мы также вполне уверены, что различные меры, введенные правительством и Национальным банком Казахстана, смогут стимулировать возобновление экономической деятельности скорее раньше, чем позже.

С точки зрения формирования кривой, изображающей экономический рост в 2020 и 2021 годах, мы прогнозируем, что Казахстан будет следовать U-образному восстановлению, что подразумевает постепенный отскок в следующем году. Однако для того, чтобы страна могла восстанавливаться устойчивым образом, властям необходимо ввести ряд целенаправленных экономических политик наряду с широким пакетом структурных реформ. Необходимы инвестиции в сектор здравоохранения, в развитие цифровизации и ускорение перехода к зеленой экономике.

 

- Каковы, по-вашему мнению, потенциальные риски для экономики Казахстана и региона в ближайшем будущем? Каковы сценарии развития экономики Казахстана и региона?

- Как указывалось выше, одним из ключевых рисков, связанных с пандемией COVID-19, в Казахстане и других странах также является затягивание мер изоляции с соответствующими последствиями с точки зрения спроса и предложения. Подготовленный нами недавно отчет "Обновленная оценка возможного экономического воздействия COVID-19" показывает, что экономические потери в Центральной Азии могут варьироваться от $21 млрд при сценарии с коротким периодом сдерживания в 3 месяца и до $34 млрд при сценарии длительного сдерживания в 6 месяцев.

В то же время, достижения в секторе здравоохранения, такие как доступность вакцины против коронавируса, будут основным фактором, способствующим восстановлению экономики.

Возобновление международных рейсов также является важным фактором для стимулирования экономики региона, что оказывает непосредственное влияние на туризм, а также возможности специалистов въезжать в Казахстан. Страна все еще наращивает свою техническую экспертизу в ряде производственных областей и отраслей. Эффективная передача технологий будет затруднена из-за отсутствия иностранных специалистов, которые смогут работать в Казахстане.

 

- Как вы оцениваете меры правительства, направленные на поддержку и восстановление экономики? В частности, как вы оцениваете меры поддержки МСБ?

- Правительству Казахстана удалось оперативно разработать четко сформулированный антикризисный план и уверенно следовать ему. Людям, потерявшим работу и доходы, была оказана поддержка путем предоставления социальных выплат. МСБ играет важную роль в экономике Казахстана. В 2019 году на долю МСБ, в котором занято более 3,3 млн человек, пришлось около 30% ВВП страны. Правительством в целях содействия развитию МСБ на протяжении многих лет внедрялся широкий перечень программ, обеспечивающих финансовую поддержку и техническую помощь в ряде областей, включая маркетинг, технологии и развитие бизнеса. Согласно нашему недавнему исследованию МСБ в Костанайской области, такие программы демонстрируют смешанные результаты с точки зрения их эффективности. Во многих случаях им не удается охватить большое количество МСБ, поскольку они, как правило, используются относительно небольшим числом потенциальных бенефициаров.

Поскольку в Казахстане МСБ преимущественно сосредоточены в сфере услуг, в том числе в сфере торговли и ресторанно-гостиничном бизнесе, они в непропорционально большей степени испытывают на себе воздействие введенного чрезвычайного положения и карантинных мер, ограничивающих масштабы социального общения и передвижения людей. Помимо разнообразных политик, применяемых в отношении предпринимательской деятельности в целом, включая отсрочку, снижение и даже отмену выплаты налогов и других видов платежей, правительство ввело в действие программу в размере 1 трлн тенге для предоставления льготных кредитов со ставкой 6%, которая направлена на МСБ и осуществляется через коммерческие банки.

В конечном итоге, по мере использования этих кредитных линий бенефициарами, МСБ будет предоставляться относительно большой объем ликвидности для финансирования бизнес-операций. На сегодняшний день еще слишком рано оценивать, работает ли эта программа или нет. Самое сложное всегда кроется в деталях. Исходя из того, что банки смогут быстро предоставить средства заемщикам без ущерба для качества кредитов, эффективность этой программы будет зависеть от механизмов ее реализации и выбора целевых областей. В целом, однако, я настроен оптимистично по отношению к влиянию данной схемы на местные МСБ.

 

- В текущей ситуации правительство значительно увеличило объем финансирования за счет Нацфонда. Как вы считаете, это оправданно? Какие меры могут быть предприняты для его сохранения?

- Согласно последним данным Национального банка Казахстана, оценочная стоимость активов Нацфонда на сегодняшний день составляет порядка $58,5 млрд. На конец 2019 года эта цифра составляла приблизительно $62 млрд. Ожидается, что в этом году, с учетом плана, включенного в пересмотренный государственный бюджет, недавно утвержденным президентом Токаевым, на финансирование государственного бюджета из Нацфонда будет направлено около $11 млрд, что составляет примерно 19% от текущей оценочной стоимости всего фонда. В дальнейшем будет стоять вопрос о том, как будет сохранять стоимость своих активов Национальный фонд, чтобы выполнить свою задачу по накоплению средств для будущих поколений.

Принимая во внимание исключительные обстоятельства продолжающихся экономических потрясений, влияющих на Казахстан, трансферт из Нацфонда на поддержку программ государственной поддержки, направленных на ограничение неблагоприятного воздействия на экономику и поддержание социальной сплоченности, является целесообразным решением, альтернативой же является сокращение суммы пакета поддерживающих экономических мер или заимствование из внешних источников. При этом, властям необходимо заботиться о сохранении ресурсов Нацфонда в ближайшем десятилетии и более отдаленной перспективе. Основное правило Международного валютного фонда (МВФ) заключается в том, что в случае Казахстана общая стоимость Нацфонда не должна опускаться ниже 30% ВВП. Очевидно, что экономический сценарий с низкими ценами на нефть и неблагоприятными перспективами мирового рынка капитала не сказывается на этом позитивно.

Несмотря на неопределенную макроэкономическую ситуацию, с которой Казахстан столкнется после глобальной пандемии, Нацфонд все еще может располагать значительными ресурсами и использоваться для поддержки будущих поколений. Для этого необходимо продолжать должным образом управлять фондом и строго соблюдать бюджетные правила в обычное время, когда трансферты в государственный бюджет должны оставаться ограниченными в рамках строгих параметров и разумных принципов. Учитывая, что в конце 2019 года стоимость активов Нацфонда составляла 34,5%, есть основания полагать, что Нацфонд сможет оставаться на уровне, превышающем 30% ВВП страны согласно прогнозу МВФ. Однако необходимо соблюдать условия - его ресурсы должны расходоваться разумно и не должны использоваться для финансирования структурного дефицита бюджета правительства.

 

- Господин Капаннелли, как вы считаете, какие еще меры могут быть предприняты для восстановления экономики страны?

- Помимо дальнейшего укрепления систем здравоохранения, цифровизации и стимулирования решительного сдвига в сторону низкоуглеродного экономического роста, важно продолжать улучшать социальные льготы и доходную часть государственного бюджета за счет сокращения теневой экономики и увеличения налоговых платежей. Правительству необходимо также ускорить создание экосистемы для поддержки стартапов и инноваций с помощью венчурного капитала. В то же время, властям необходимо помогать тем, кто был сокращен, посредством программ обучения и переподготовки для развития необходимых навыков в новых секторах экономики, которые, как ожидается, будут расширяться в новых реалиях после COVID-19, таких как сельское хозяйство, IT и электронная коммерция.

Диверсификация экономики становится неотложным приоритетом для снижения чрезмерной зависимости от горнодобывающего сектора. В публикации АБР "Казахстан: ускорение экономической диверсификации" 2018 года были выявлены неиспользованные возможности в сельском хозяйстве и других секторах. Согласно официальной статистике, в 2019 году на долю сельского хозяйства приходилось лишь только 4,5% ВВП, при этом в нем задействовано 13,5% рабочей силы. В настоящее время уровень производительности в сельском хозяйстве остается структурно низким, при этом среднемесячный доход составляет всего 63,3% от среднего номинального дохода в стране. Для повышения производительности необходимы структурные реформы в сельскохозяйственном секторе, включая внедрение нового оборудования и методов, современных технологий и различных видов услуг, от ветеринарных служб, служб отслеживаемости и образовательно-консультативных услуг в области сельского хозяйства.

 

- Как известно, АБР планировал общий объем суверенного финансирования на 2020 год в Казахстане в размере порядка $640 млн в такие сектора, как сельское хозяйство, транспорт, водоснабжение и канализация, а также финансы. Расскажите пожалуйста, как идет реализация проектов? Пересмотрел или намерен ли АБР пересмотреть свои проекты в Казахстане и регионе в связи с экономическим кризисом?

- Да, в настоящее время мы готовим проекты в этих секторах и планируем представить их на утверждение Совету директоров АБР в конце этого года. В связи со вспышкой COVID-19 мы также работаем над подготовкой бюджетной поддержки для Казахстана, а также рассматриваем дополнительную техническую помощь, чтобы помочь стране в создании Фонда солидарности для наиболее уязвимых слоев населения.

 

- АБР преимущественно инвестирует в проекты развития транспортной инфраструктуры, строительство и реконструкцию автомобильных дорог. Планирует ли институт развития такие проекты в 2020 году в Казахстане?

- Совершенно верно, инвестиции в транспортный сектор остаются одним из приоритетов АБР в Казахстане. В этом году мы планируем подписать соглашение о займе для реконструкции и расширения дороги между Актобе и Кандыагашем. Ожидается, что в рамках проекта будет проведена реконструкция 89-километровой двухполосной дороги категории II и III до четырехполосной дороги категории I. Это будет способствовать интеграции страны в региональную экономическую систему и повышению безопасности дорожного движения. Мы также ведем переговоры с правительством о подготовке других проектов в транспортном секторе для одобрения в ближайшие два-три года.

 

- Спасибо за интервью!


Июнь, 2020
© 2020 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 27 ноября

  • 1 USD 422.40 KZT
  • 1 EUR 502.78 KZT
  • 1 RUR 5.59 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close