Обновлено: 05.07.2020, 15:36 (АСТ)

Председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена БАХМУТОВА:
НА ПОДДЕРЖКУ ВПРАВЕ РАССЧИТЫВАТЬ ОТВЕТСТВЕННЫЕ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКИ И ДИСЦИПЛИНИРОВАННЫЕ ЗАЕМЩИКИ


В неопределенных условиях кризисной и посткризисной ситуации международной экономики Казахстан на период ЧП и карантина принял ряд важных антикризисных мер для поддержки экономики. Как данные меры повлияли на финансовый рынок страны, какие решения в дальнейшем нужно предпринять и какие законодательные изменения провести для поэтапного перехода на экономический рост, рассказала агентству "Интерфакс-Казахстан" Председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана Елена БАХМУТОВА.

 

- Как пандемия Covid-19 и ситуация мирового кризиса повлияла на финансовый рынок Казахстана в целом? Насколько Казахстан оказался подготовлен к кризису?

- Этот кризис значительно отличается от всех предыдущих по своей природе, так как он начался не с экономических проблем. Есть отличия и в ответной реакции на кризис, последовавшей со стороны правительств, центральных банков и финансовых регуляторов большинства стран. В первую очередь, я бы отметила быстроту реагирования, а также скоординированность фискальных и монетарных мер реагирования, вовлечённость в выработку антикризисных мер международных институтов, в том числе финансовых. Большинство мер носило превентивный характер. Действия казахстанский властей в ответ на пандемию были решительными и системными. Не дожидаясь проявления признаков резкого торможения экономики, был предпринят ряд мер превентивного характера. Если посмотреть статистику, по данным министерства национальной экономики, за 4 месяца снижение ВВП составило 0,2%. Среднедушевые доходы населения и среднемесячная зарплата за первый квартал выросли в реальном выражении на 4%. По отчетности банков, прибыль растет, уровень NPL изменился незначительно. То есть, казалось бы, пока никаких катастрофических изменений не произошло. Однако очень скоро вынужденные меры по замораживанию экономический активности проявятся и отразятся на экономических показателях. Поэтому действовать нужно превентивно, чтобы купировать все кризисные явления в самом зародыше.

В то же время, это не первый кризис для казахстанской экономики. И бизнес, и финансовый сектор уже переживали сложные времена. Поэтому реакция более разумная. Глубже понимание, как нужно действовать, что именно следует предпринимать на стороне банков и бизнеса, какая поддержка необходима от государства. Такая готовность значит очень много, как и быстрота, и согласованность действий правительства, бизнеса и финансовых регуляторов. Если объективно посмотреть на ситуацию, Казахстан гораздо лучше подготовлен к текущему кризису, чем это было в 2008 – 2009 годах. Во-первых, в те времена не было достаточного опыта антикризисного реагирования в финансовом секторе, был значительный внешний долг страны, в особенности внешний долг банковского сектора и "лопнувший пузырь" на рынке недвижимости. Сегодня ситуация в банковском секторе гораздо прозрачней и стабильней, внешний долг банков невысок. Объём госдолга Казахстана по международным меркам находиться на умеренном уровне - 25,5% от ВВП, в том числе внешний долг составляет всего 9,6%. Есть ещё возможность при необходимости осуществлять дополнительное заимствования для финансирования дефицита бюджета, но понятно, что при условии контроля уровня долга и расходов на его обслуживание.

Если же говорить о текущих бюджетных расходах, то, как следует из принципов контрцикличной бюджетной политики, расходы бюджета в кризис не сократились, а наоборот увеличились затраты на программу содействия занятости, инфраструктурные проекты, особенно по строительству дорог и водоводов в целях поддержания спроса и сохранения рабочих мест. Были увеличены расходы на государственные программы поддержки бизнеса, особенно по наиболее востребованным направлениям субсидирования и гарантирования.

Антикризисный план Казахстана, по оценкам S&P, равен почти 4% от ВВП. Это сопоставимо с расходами развитых стран и стало возможным благодаря наличию подушки безопасности в виде золотовалютных резервов и активов Национального фонда, совокупный размер которых составляет $89 млрд.

Кроме фискальных стимулов, для сохранения устойчивости банковского сектора и поддержания уровня кредитования экономики в рамках контрциклического подхода финансовый регулятор принял меры облегчения отдельных регуляторных мер, направленных на смягчение требований по формированию резервов, взвешиванию активов по степени риска и ряд других. Ожидается принятие дополнительного пакета мер, который затронет нормативы по размеру буферов капитала, расчёта показателей по покрытию ликвидности (LCR) и коэффициента доступного фондирования (NCFR).

Эти меры соответствуют международной практике: большинство регуляторов центральных банков и Америки, и Европы также приняли меры по роспуску части буферов капитала, то есть части резервов, которые банки смогли высвободить, в том числе для поддержания кредитования экономики. Кроме того, ряд ужесточений регуляторных требований по Базелю 3 был отложен до 2023 года. По самому нашумевшему стандарту МСФО 9, который был особенно чувствителен для казахстанских банков второго уровня (БВУ) в период проведения внешней независимой оценки качества активов (AQR), подход сделали более гибким, предоставив возможность каждому национальному регулятору давать рекомендации банкам, как они должны относится к оценке ожидаемых потерь по кредитам, в зависимости от ситуации в отдельной стране.

В свою очередь, казахстанские БВУ с момента введения в стране ЧП предоставили отсрочку сроком на 3 месяца по обслуживанию займов почти 45% субъектам малого и среднего бизнеса (МСБ) из наиболее пострадавших от карантина отраслей, а также около 40% заемщиков из числа физических лиц по потребительским кредитам.

 

- Как может отразиться возможное удлинение продолжительности пандемии и рецессии на финансовый сектор Казахстана в будущем?

- Пока меры направлены на купирование проблем. Это характерно для большинства стран. Монетарные и финансовые регуляторы действуют так, как будто ждут глубокого падения и такого же стремительного восстановления. Однако эксперты стараются делать оговорку, что прогнозы будут пересмотрены в случае повторной вспышки эпидемии. Если будет еще одна вспышка заболевания с введением жесткого карантина на несколько месяцев, то ситуация просто непредсказуема. Более реалистично выглядит картина не столь стремительного восстановления экономики в мире, и в частности в Казахстане. При таком сценарии пострадают большинство отраслей экономики, снизится занятость, доходы населения, упадёт платежеспособный спрос, снизится предложение. В таких условиях неминуемо ухудшение положения большинства заёмщиков, что приведёт к дальнейшим отсрочкам по платежам, потерям доходов банков и росту их затрат на создание провизий по неработающим кредитам.

Финансовому сектору, в частности банкам, также понадобятся меры системной поддержки, так как они выступили буфером по кредитным отсрочкам и приняли весь удар на себя. Общая сумма предоставленных банками отсрочек по платежам за кредиты МСБ и физических лиц уже составила около 460 млрд тенге, то есть на эту сумму снизились денежные потоки БВУ во втором квартале. Дальнейшая массовая отсрочка по кредитам уже не может быть обеспечена только лишь за счёт ослабления регуляторных норм без ущерба финансовой устойчивости банковского сектора. Поэтому дальнейшие меры по поддержке субъектов бизнеса должны быть сбалансированы с учетом компенсации потерь для всех сторон. Жизнь будет и после рецессии, банкам нужно дальше продолжать функционирование и обслуживать экономику, а для этого они обязаны сохранить необходимый запас капитала и ликвидности.

 

- На период режима ЧП и карантина для поддержки МСБ и физлиц были предоставлены отсрочки в банках, которые 15 июня уже заканчиваются. По вашему мнению, какие дальнейшие шаги нужны для улучшения их ситуации?

- Как я говорила, субъекты МСБ и физлица получили отсрочку на порядка 460 млрд тенге. По физлицам около 40% заемщиков получили отсрочку, это почти 1,9 млн физлиц. Почти 45% кредитного портфеля - это субъекты МСБ, которые были определены как пострадавшие и подверженные самому высокому риску.

На мой взгляд, очень велика вероятность того, что некоторым заемщикам из числа МСБ и, возможно, физлиц потребуется дополнительная отсрочка. В случае бизнеса должен быть конкретный анализ финансового положения заемщика для того, чтобы оценить его способность функционировать дальше. Если он жизнеспособен и ему для восстановления необходим лишь более длительный срок возврата по кредиту, то разумно предоставить реструктуризацию займов с учетом реальных оборотов.

Какая-то часть субъектов МСБ неминуемо окажется нежизнеспособной, такова реальность. При этом поддерживать неэффективные компании за счет фискальных мер или все новой пролонгации кредитов будет неосмотрительно и затратно. Это будет распыление ресурсов, которые создаются за счет добросовестных налогоплательщиков. То есть, уже сейчас нужно будет оценивать реальную способность заемщика выйти из "заморозки", что зависит и от макроэкономической ситуации, и от сегментов, в которых работает то или иное предприятие, а также от способности менеджмента или собственника управлять бизнесом. В первую очередь, должны поддерживаться и мотивироваться добросовестные участники бизнеса, которые обеспечивали занятость, платили по налогам, социальным отчислениям и кредитам.

При этом не нужно считать, что помогать нужно только МСБ, имеющим кредиты. Если посмотреть на количество субъектов МСБ, включая индивидуальных предпринимателей (ИП), то действующих предприятий где-то приблизительно 1,3 млн. Если уберем ИП, это где-то порядка 300 тыс. субъектов МСБ, из них только 30 тыс. имеют кредиты в БВУ. То есть, получается, что субъекты МСБ, которые имеют кредиты в банках, это порядка 10%. Поэтому, когда мы говорим о том, как будут решаться проблемы субъектов МСБ, и думаем, что через банки они решаются, мы в общем-то заблуждаемся, так как основной сегмент субъектов МСБ - почти 90% - не пользуется кредитами банков. Это означает, что по отношению к ним также есть другой пакет поддержки, включающий госзакупки, поддержку кооперации, поиск рынков сбыта. Кроме поддержки, которая была оказана со стороны банков по отсрочке, по неначислению штрафов и пени, был предоставлен пакет фискальных мер, в частности, по отсрочке и освобождению от уплаты налогов. Я полагаю, что и дальше могут быть задействованы фискальные меры и отсрочка по кредитам, однако исключительно для тех, кто в прошлом проявил себя добросовестными налогоплательщиком и дисциплинированным заемщиком.

Инструментов поддержки достаточно в рамках госпрограмм, они должны использоваться комплексно. На этапе выхода потребуется рефинансирование и новые льготные кредиты на оборотные средства за счет дополнительной ликвидности, представленной Нацбанком по программе льготного кредитования, а также расширение поддержки в виде гарантирования институтов развития в рамках госпрограмм "Дорожная карта бизнеса – 2025" и "Экономика простых вещей". Также возможно предоставление специальных беспроцентных займов на сохранение рабочих мест для субъектов МСБ на период восстановления.

 

- Нацбанк Казахстана 8 июня намерен пересматривать базовую ставку, уровень которой сейчас составляет 9,5%. В условиях неопределенности стоит ли принимать меры по ее снижению?

- Большинство центральных банков смягчили монетарную политику. Если в начале кризиса в Казахстане сложилась очень консервативная оценка по темпам инфляции - 9-11%, то с учетом первых результатов выхода из карантинных мер оценка смягчилась, и глава Нацбанка сказал, что ожидают инфляцию в 6-8%. Тем более, после резкого обесценения тенге сейчас происходит его укрепление. Инфляционный шок в какой-то мере был поглощён искусственной остановкой потребления в режиме карантина. Это означает, что можно ожидать более решительных действий по снижению базовой ставки с уровня в 9,5%, чтобы стимулировать деловую активность.

 

- Так как Казахстан очень сильно зависим от цены на нефть, по вашим оценкам, какая сложится ситуация на нефтяных рынках? Как это отразится на экономике республики?

- Цены на нефть зависят от глубины и продолжительности рецессии в мировой экономике и скорости выхода из неё, а также от воздействия продолжающихся торговых войн, несмотря на пандемию. В этой связи Казахстан напрямую связан с тем, как быстро восстановится в целом мировой ВВП и торговые связи. На мой взгляд, быстрого восстановления ждать не стоит, однако большинство экспертов прогнозируют сбалансирование спроса на нефть уже до конца этого года и цену в $30-33 за баррель марки Brent. В 2021 году прогноз выше - до $46-50 за баррель. Опираясь на эти прогнозы, можно предположить, что к докризисным уровням ВВП Казахстана сможет вернуться не ранее второго полугодия 2021 года - это при оптимистичной оценке, в условиях быстрого выхода из мировой рецессии и отсутствия нового карантина.

 

- Какие у вас есть предложения по совершенствованию законодательства и новых инструментов на финансовом рынке?

- На законодательном уровне сейчас необходима больше подготовка к посткризисному восстановлению. Мы уже сегодня должны думать о том, что мы сделаем для восстановления экономического роста. Здесь самое главное - это структурные реформы в целом, которые затрагивают структуру экономики, серьезный пересмотр в социальной и бюджетной политике. Присутствие государства в экономике оправдано во время кризиса. Для посткризисного развития государство должно вернуться к своим классическим регуляторным функциям и не присутствовать в виде рыночного игрока. Обилие государственных госпрограмм должно уйти в прошлое - необходимо полноценное восстановление рыночных инструментов на финансовом рынке, поддержка в виде гарантий и субсидий может предоставляться только точечно для сельского хозяйства и приоритетных отраслей, которые существенно влияют на изменение структуры экономики.

Сейчас изучается вопрос о том, как задействовать в экономическом обороте на рыночных принципах стрессовые активы, часть из которых сосредоточена в банках, а часть - в Фонде проблемных кредитов. Для этого необходим перезапуск механизма секьюритизации. Однако он будет работать только в условиях ликвидного фондового рынка. Кроме того, необходимо повышать эффективность институтов развития, которые задействуют рыночные инструменты разделения риска с частными кредиторами. Например, синдицированное кредитование, когда Банк развития Казахстана (БРК) как главный институт развития выступает вместе с БВУ для кредитования крупных инвестиционных проектов на рыночных условиях. Для этого возможно требуется ряд изменений в законодательство.

Отмечу обязательность принятия мер по передаче пенсионных активов в частное управление. Это будет сигналом для перехода на рыночный принцип. Тогда будет возможность повысить заинтересованность вкладчиков в управлении своими активами, в том числе и через возможность использования части пенсионных накоплений для приобретения жилья через систему жилстройсбережений. Данный пакет законодательных мер, я думаю, ни в коем случае нельзя откладывать.

По моему мнению, также нужно вернуться к пакету регуляторных и законодательных мер, которые способствовали бы повышению ликвидности на фондовом рынке, повышению заинтересованности как эмитентов, так и инвесторов в привлечении ресурсов на рынке.

Что касается потребительского кредитования, здесь достаточно много жестких норм уже принято. Если гражданин в достаточной степени информирован о риске, обладает базовыми финансовыми знаниями, то он должен самостоятельно оценивать свои возможности и принимать решения о получении кредита. Однако, учитывая недостаточный уровень финансовой просвещенности, необходимо и дальше совершенствовать систему защиты прав потребителей финансовых услуг и содействовать повышению финансовой грамотности.

После кризиса мы все будем на другой ступени осведомленности в области цифровых продуктов и услуг. Поэтому законодательство в сфере цифровизации должно стимулировать их появление во всех сферах с учетом ограничения новых рисков, в том числе и по защите персональных данных.

Кризисные времена дают возможность по-новому взглянуть на рутинные вопросы и за короткий период внедрить то, на что в обычное время потребовались бы годы. Важно не упустить эти возможности.

 

- Спасибо за интервью!


Июнь, 2020
© 2020 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 4-7 июля

  • 1 USD 405.69 KZT
  • 1 EUR 455.51 KZT
  • 1 RUR 5.72 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close