Обновлено: 19.11.2019, 17:05 (АСТ)

Заместитель исполнительного директора Научно-технического центра безопасности ядерных технологий Олег РОМАНЕНКО:
СТРОИТЕЛЬСТВО АЭС ПОВЫСИТ ИНВЕСТИЦИОННУЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ КАЗАХСТАНА


В Казахстане давно обсуждают вопрос целесообразности развития в стране атомной энергетики. Очередной виток дискуссии наблюдается в свете недавнего решения соседнего Узбекистана построить первую АЭС. О тенденциях на рынке "мирного атома", а также о том, нужна ли атомная энергетика Казахстану и почему Узбекистан принял решение в пользу АЭС рассказал в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" заместитель исполнительного директора Научно-технического центра безопасности ядерных технологий Казахстана Олег РОМАНЕНКО.

 

- Олег Геннадьевич, расскажите о современных тенденциях на мировом рынке атомной энергетики. По каким причинам страны проявляют интерес к строительству атомных станций?

- По данным Всемирной ядерной ассоциации сейчас идет строительство 56 энергоблоков АЭС в полутора десятках стран мира. На этапе строительства первой АЭС находятся такие страны как ОАЭ, Бангладеш, Белоруссия, и Турция, а такие страны как Узбекистан, Саудовская Аравия, Египет, Индонезия, Нигерия и Гана декларировали своё намерение развивать атомную энергетику. У всех стран, делающих ставку на атомную генерацию разные цели. Но, в основном, это дефицит электроэнергии, желание диверсифицировать свою экономику и привлечь новые технологии в страну.

 

- Чем объясняется растущий спрос на атомную энергетику в том числе в странах, обладающих огромными запасами углеводородов?

- Давайте для примера возьмем, скажем, Саудовскую Аравию и Объединённые Арабские Эмираты – страны, обладающие солидными запасами нефти. ОАЭ уже построили один энергоблок, а Саудовская Аравия обозначила своё намерение развивать атомную энергетику и объявила тендер на строительство АЭС. Казалось бы, зачем, если в этих странах много углеводородов? На самом деле, уровень жизни населения в этих странах растёт, и никто не хочет, чтобы он останавливался. Одновременно растёт и уровень потребления электроэнергии. В Саудовской Аравии электроэнергия в основном нужна для опреснения морской воды и нужд населения, которое хочет комфортно чувствовать себя в жарком климате и массово использует кондиционеры. В ОАЭ к этому ещё добавляется быстрое развитие страны и её стремление к инновациям и технологиям. В настоящее время все энергетические потребности в этих странах закрываются нефтью и газом. Но сжигать газ – это всё равно что сжигать валюту, ведь намного выгоднее его не жечь, а продавать. Что касается нефти, то сейчас вся экономика той же Саудовской Аравии построена на том, чтобы обслуживать нефтедобычу. Таким образом, экономика страны очень сильно зависит от уровня мировых цен на нефть, и после относительно недавнего падения мировых цен страна оказалась в очень затруднительной экономической ситуации. Поэтому экономику хотят диверсифицировать и АЭС в этом может реально помочь.

 

- Наш сосед - Узбекистан - недавно официально объявил о старте проекта по строительству АЭС. На ваш взгляд, по каким причинам, имея значительный потенциал развития той же солнечной энергетики, запасы газа, страна приняла решение в пользу ядерной энергогенерации?

- Узбекистан тоже хочет диверсифицировать свою экономику, хочет развиваться индустриально и привлекать новые технологии. Когда в стране начнёт строиться АЭС, это станет толчком для развития и модернизации промышленности и повышения уровня жизни населения. Появятся новые рабочие места, запустится процесс обучения специалистов как в энергетической отрасли, так и в смежных отраслях. Также, как показывает практика, появление АЭС даёт толчок развитию и ядерной науки и всем сопутствующим наукам.

 

- А почему всё-таки предпочтение отдано АЭС, а не актуальным сегодня в свете изменения климата на планете возобновляемым источникам энергии (ВИЭ)?

- ВИЭ, в частности ветряную и солнечную энергетику, как Узбекистан, так и Казахстан планируют развивать, так как наши страны являются участниками Парижского соглашения по климату и должны предпринимать шаги по снижению выбросов СО2. Но, во-первых, эта энергетика с низкой плотностью, то есть, чтобы получить энергию солнца или ветра нужно застроить солнечными панелями или ветряными установками огромные площади. Во-вторых, это нестабильные генерации, которые зависят от погодных условий и времени суток. Эксперты в вопросах энергетики утверждают, что для того, чтобы вписать ВИЭ в общую энергосистему, необходимо иметь для них 100% резервирование от обычных источников генерации. Поэтому вопросы индустриализации нельзя решить одним только развитием ВИЭ.

Я не могу привести примеры индустриальных стран, которые бы стали развитыми на ВИЭ. В основном как раз все страны-обладатели АЭС входят в "тридцатку развитых стран мира", куда стремится Казахстан, и попали они в этот ТОП-30, во многом, благодаря атомной энергетике. А уже достигнув впечатляющих результатов, могут позволить себе задумываться о развитии ВИЭ. Атомная энергетика – это некий компромисс, позволяющий обеспечить стабильную базу для индустриального развития и в то же время соблюсти экологичность. Ведь АЭС также предотвращают выбросы CO2 и с этой точки зрения тоже относятся к "зелёной" энергетике.

Вариант развития атомной энергетики в нашей стране напрашивается сам собой, так как АЭС работает в базовом режиме и обеспечивает стабильную базовую мощность энергосистемы, повышая её устойчивость, а уже параллельно можно развивать и ВИЭ, там, где это целесообразно.

 

- Наиболее обсуждаемым всегда был и остается вопрос безопасности ядерных технологий. Насколько продвинулась мировая наука в вопросах безопасности современных АЭС? Какие стандарты безопасности применяются при строительстве новых станций и в чем их отличие от предшествующих технологий?

- Мировая наука в вопросах безопасности ядерных технологий продвинулась очень сильно. Например, какие варианты мы рассматриваем для Казахстана? И что вообще выбирают сейчас те страны, которые решают строить АЭС, в частности Узбекистан? Реакторы поколения не ниже 3+, которые учитывают все международные требования по безопасности в соответствии со стандартами МАГАТЭ, и по сравнению со своими предшественниками доработаны с учетом "постфукусимских" требований.

Второе требование заключается в том, чтобы энергоблок был лицензирован в стране производителе. И, наконец, третье важное условие – референтность технологий. Желательно, чтобы данный тип АЭС уже существовал и был опробован на практике. Например, Узбекистан выбрал для строительства АЭС российского образца с двумя реакторами типа ВВЭР-1200, которые уже успешно работают в России. Кроме того, отмечу, что когда говорят о "постфукусимских" требованиях, люди чаще всего не учитывают, что и в Фукусиме непосредственно от радиации практически никто не пострадал, люди погибли непосредственно от цунами и его последствий. Тем не менее, международные требования были ужесточены после происшествия в Японии. И современные энергоблоки 3+ имеют многоступенчатую систему безопасности, которая направлена на недопущение утечки радиации при любых прогнозируемых проектных и запроектных авариях, включая внешние воздействия техногенного и природного характера.

 

- Как вы думаете, есть ли основания беспокоиться за экологию Казахстана в связи со строительством АЭС в соседнем государстве?

- Нет, эксплуатация современных АЭС не наносит вреда экологии и не допускает распространения радиации, иначе бы их так активно не строили по всему миру. Другое дело, что существует такое явление, как радиофобия. То есть боязнь радиации – необоснованная при современном уровне безопасности, но весьма распространённая. И бороться с ней требуется методом просвещения - рассказывая людям о том, как надёжно и продуманно устроены современные системы безопасности АЭС, которые имеют многоступенчатую защиту, автоматизированы и даже не зависят от пресловутого человеческого фактора.

 

- В Казахстане уже давно обсуждается вопрос строительства АЭС. На ваш взгляд, какой эффект может дать строительство станции в Казахстане?

- Мы в Казахстане определили для себя амбициозные цели, которые чётко сформулировал и изложил Нурсултан Назарбаев – войти в число 30 развитых стран мира. А чтобы достичь этой цели необходима индустриализация, а значит и развитие энергетического сектора. Для рывка в развитии нам не хватает высокотехнологичных конкурентоспособных компаний и инвестиций. Кроме того, расчёты показывают, что даже без учёта этого рывка у нас к 2030 году возникнет дефицит электроэнергии, около 2,7 ГВт, как минимум на юге страны. Как его покрывать? Поскольку водные ресурсы у нас в стране очень ограничены, можно сжигать традиционные ископаемые энергоисточники (уголь, газ, нефть), что мы и делаем сейчас, но они сильно загрязняют окружающую среду, особенно ТЭС на угле, а мы декларировали приверженность "зелёной" экономике. Что касается развития ВИЭ, я уже отметил выше – оно возможно и даже целесообразно в каких-то регионах, но как дополнение к АЭС и ТЭС на ископаемых энергоресурсах, а не как самодостаточный ответ на поставленные задачи.

Кроме того, я считаю, что строительство АЭС в стране может повысить её инвестиционную привлекательность. У нас в Казахстане после распада СССР решили минимизировать участие правительства на энергетическом рынке. Это привело к тому, что если инвестор хочет построить энергоёмкое производство, то сначала он должен построить для себя ТЭЦ, или создать другую энергогенерацию. Это, во-первых, не особо выгодно инвесторам, поскольку им сложно будет производить конкурентную продукцию при таком подходе. А, во-вторых, с моей точки зрения, нам надо переходить от ситуации с таким свободным и либеральным энергетическим рынком, к той ситуации, когда он будет больше управляться государством. АЭС как раз подразумевает большее вовлечение государства в энергетический рынок при условии, если её строительство будет осуществляться как национальный проект. То есть так, как это происходит в Белоруссии под контролем Александра Лукашенко, или в том же Узбекистане, где проект реализуется правительством под личным контролем Шавката Мирзиёева.

И ещё один важный, на мой взгляд, момент, который нужно отметить. Мы не новички в "атомном клубе" - у нас в Актау много лет работал знаменитый реактор БН-350 на быстрых нейтронах, благодаря которому опреснялась вода в регионе, у нас до сих пор работает несколько исследовательских реакторов, а также существует урановое производство на площадке АО "Ульбинский Металлургический Завод" в Усть-Каменогорске. При этом компетенции в атомной отрасли у нас стремительно падают, так как специалисты стареют, "разбегаются", а новых практически не появляется. Строительство АЭС стало бы ренессансом для этой отрасли и позволило бы как сохранить существующие компетенции и специалистов отрасли, так и выйти на новый уровень и развиваться дальше. Поэтому, если бы мы жили где-нибудь на Гавайях, развивали исключительно туризм, не думая об индустриализации, и наслаждались отличной экологией, может быть нам и нужно было сильно сомневаться, требуется ли Казахстану АЭС. Но при том, что мы унаследовали от Союза в сочетании с теми целями по развитию, которые мы ставим, строительство АЭС для Казахстана - очень логичный сценарий. Впрочем, это у нас хорошо понимают, поэтому и работы по изучению целесообразности развития атомной энергетики в стране не прекращаются. А то, что они длятся уже много лет, говорит лишь о той тщательности, с которой у нас подходят к изучению этого серьезного и ответственного вопроса.

 

- Спасибо за интервью!


Декабрь, 2018
© 2019 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 19 ноября

  • 1 USD 387.14 KZT
  • 1 EUR 428.18 KZT
  • 1 RUR 6.06 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close