Обновлено: 26.09.2018, 15:02 (АСТ)
Свыше 1 тыс. студентов из Казахстана учится в Тюменском госуниверситете

Председатель правления KMF Шалкар ЖУСУПОВ:
МЫ ПРЕДЛАГАЕМ ГОСУДАРСТВУ СОЗДАТЬ ФОНД, КОТОРЫЙ БУДЕТ РАБОТАТЬ ПО ПРИНЦИПАМ ЕБРР, IFC


Микрофинансовая компания KMF ожидает, что к концу 2018 года рынок микрокредитов в Казахстане вырастет на 40%, а кредитный портфель компании – более чем на треть. KMF занимает более половины казахстанского рынка микрокредитования, при этом доля проблемных кредитов в ее портфеле не превышает 2% на протяжениии долгого времени. Сама компания не имеет ни одного дня просрочки перед своими кредиторами – международными институтами, которые сотрудничают с ней уже 20 лет, рассказал в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" председатель правления KMF Шалкар ЖУСУПОВ.

 

- С какими казахстанскими и международными институтами, кроме ЕБРР, сотрудничает компания?

- Мы сотрудничаем, кроме ЕБРР, с международной финансовой корпорацией (International Finance Corporation, IFC) и недавно подписали второй синдицированный заём на $82 млн. Это – достаточно весомая сумма не только для Казахстана, но и для Центральной Азии, и СНГ.

Недавно, с год где-то, начали сотрудничать с Азиатским банком развития (АБР). Там у нас – трехсторонние отношения: ресурсы из АБР, по договоренности с государством, приходят в Казахстан. "Даму" (АО "Фонд развития предпринимательства "Даму" – ИФ-К) – оператор сделки, отбирает клиентов. Мы получаем ресурсы от «Даму», но на условиях и по программе АБР.

Кроме того, мы работаем с другими международными институтами, а также с крупными игроками, которые специализируются на инвестициях в сектор микрофинансирования, все они зарубежные, как правило, управляющие фондов, ресурсы которых аккумулируются для финансирования МФО.

 

- Как известно, международные институты предъявляют достаточно высокие требования к своим заемщикам. Как вам удалось завоевать их доверие?

- Мы всегда работали прозрачно, и даже тогда, когда не регулировались. Сектор микрофинансирования же регулировался до 2003 года, потом вышел новый закон, и нас перестали регулировать в силу того, что сектор не привлекает депозиты населения и не несет системного риска для страны. Нас вывели за регулирование, отпустили в свободное плавание.

Я был против тогда.

 

- Почему? - Объясните.

- Потому что, одно дело, если такое происходит где-нибудь во Франции или Великобритании, другое дело – как это происходит в Казахстане. Менталитет иной. Население не было готово к этому. Это все-таки финансовый сектор, хоть и микро. Чтобы он никем не регулировался и при этом оставался чистым, прозрачным, – это невозможно. Финансовая грамотность населения очень низкая, рыночные отношения не в полной мере проникли в экономику тогда.

В конечном итоге Национальный банк опять инициировал законопроект и завел сектор под регулирование с 2016 года.

Но мы все это время, начиная с 1997 года, работали прозрачно.

Наши первые взаимоотношения с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) начались с 2003 года. Сотрудничал бы с нами ЕБРР, если бы KMF не была прозрачной организацией, даже не будучи регулируемой? Наши отношения с основными кредиторами сложились как раз в тот период, когда сектор не регулировался.

 

- Есть такое мнение, что микрофинансовые организации занимаются в основном потребительским кредитованием. Однако у вас основные клиенты – предприниматели, ведь так?

- Микрофинансирование во всем мире доказало себя как инструмент развития микропредпринимательства. Ошибочно представлять микрофинансирование как инструмент потребительского кредитования или тот формат, который сейчас в России развивается, заточенный на онлайн-кредитование. Я недавно прочитал, что в России около 70% выданных микрофинансированием ресурсов идут на потребительские займы и только меньше 30% - на развитие, потому что изначально была утрачена философия микрофинансирования.

В Казахстане ситуация – ровно наоборот. Мы идем классическим путем, как большинство стран. Для нас микрофинансирование – это инструмент развития микропредпринимательства, рыночных отношений. Это главное, почему нам выдают ресурсы международные институты.

В нашем портфеле 87% - это финансирование предпринимателей, в том числе занятых в агросекторе, и только 13% идет на потребительские цели.

 

- Государство также очень заинтересовано в развитии малого и среднего бизнеса. Привлекаете ли вы бюджетные средства?

- У нас есть опыт работы с ресурсами, выделяемыми государством, и есть понимание, что это очень высокие требования. От клиента требуется очень много справок, например, что заемщик не имеет налоговой задолженности, еще документы, подтверждающие все его расходы по целевому использованию кредита. Этот перечень для нашего предпринимателя возможен, но он очень затратный по времени. Мы понимали, что с государством, если будем работать, то в ограниченном размере.

Вот и получается: от государства получать средства мы особо не заинтересованы, от населения – не можем, и единственный путь – международные инвестиции. Международные инвесторы не требуют залогов, но требуют аудиторские отчеты. И они сверяют аудиторский отчет с реальностью – посещают клиентов и убеждаются, что цифры, которые мы им предоставляем – реальные.

Мы за 20 лет наработали определенную кредитную историю. И они убеждаются, что у нас – последовательная политика. За 20 лет у нас не было ни одного дня просрочки.

У нас есть местные партнеры – это местные банки, но приоритет у нас все-таки в сторону международных заимствований, международных инвестиций. 94% займов мы привлекаем из-за рубежа.

Портфель заимствований KMF составляет 85 млрд тенге. Доля тенговых займов - 96% и только 4% - займы в долларах США.

Мы еще несколько лет назад выдвигали идею, что, наверное, государство должно задуматься о создании некоего фонда, может быть 50% на 50% с тем же ЕБРР, то есть привлечь международные институты. Потом уже этот фонд должен работать по принципам ЕБРР, IFC, а не по принципам многих и многих государственных фондов, как сейчас. Я об этом говорил и это, в принципе, было поддержано, есть протокольное решение, но, к сожалению, пока все на уровне бумаги остается. Так, мысль – очень здравая. Если такой вариант, мы, в принципе, готовы с государством работать.

 

- Физлицам и предпринимателям KMF выдает кредиты групповые и потребительские. Какие более популярны? Почему?

- Групповые кредиты подкреплены гарантией друг за друга. Это очень хорошо работает на юге (Казахстана – ИФ-К), в селах. Когда клиенты хорошо друг друга знают, у них поля рядом или они сами – соседи, они могут создать группу и получить каждый сумму, которая соответствует его бизнесу.

Есть ошибочное мнение, что мы выдаем сумму, которая потом распределяется поровну и с одинаковыми сроками среди членов группы. На самом деле, мы каждому выдаем сумму, которая соответствует его бизнесу и по которой подписывается отдельный договор. Одному предпринимателю, условно, 5 млн тенге, другому – 1 млн, но при этом они должны друг за друга нести солидарную ответственность.

Реально же группы собираются сами по себе и по размеру кредитов клиенты близки. Как правило, это 3-5 предпринимателей, которые хорошо знают и доверяют друг другу и берут средства на развитие каждый своего бизнеса.

Когда люди годами живут рядом и знают друг друга, то это – безрисково. Причем микрокредит в группе для предпринимателей немного дешевле, чем, если получать его индивидуально.

Сроки тоже разные. У этого на посев 6 месяцев нужно, пока помидоры вырастут, а этому на откорм может быть 3 месяцев достаточно. Три месяца прошло, он приходит, берет другой кредит, оформляя снова гарантию группы. Эта схема – гибкая. Информационная система позволяет на каждого заемщика в групповом кредите вести свой график.

Наш приоритет – кредитование микропредпринимателей, предоставление им средств на развитие бизнеса: закуп основных средств в виде оборудования, оборотных средств в виде сырья или товара.

C начала деятельности, с 1997 года и до начала 2000-х, мы выдавали только групповые займы, так как у людей зачастую не было залога для получения даже небольшого микрокредита, и единственной возможностью получить кредит и начать бизнес было именно групповое кредитование.

Ипотечные кредиты мы не выдаем. У нас есть кредитный продукт "Шанырак" - на ремонт жилых или торговых помещений, расширение площадей путем пристройки, но он – не ипотечный.

 

- Индивидуальные кредиты даете под залог?

- Индивидуальные кредиты – стандартные. Они у нас всегда были под залог, но конкуренция такова, что сейчас многие банки запросто выдают без залога до 5 млн тенге. Мы тоже до определенной суммы выдаем без залога, но при этом, конечно, основным драйвером и источником нашей уверенности является наличие у клиента бизнеса. Нет бизнеса – нет кредита.

Мы стараемся выдерживать баланс между групповым и индивидуальным кредитованием, объясняем людям преимущества группового кредитования. Свою продуктовую линейку мы постоянно сверяем с потребностями клиентов, поэтому она абсолютно точно отражает спрос.

За январь-май наши кредиты клиентам выросли на 15%, до 100,2 млрд тенге.

В целом у нас 224 тыс. заемщиков. В числе заемщиков 78,5 тыс. человек занимаются агробизнесом и кредитуются в KMF на сумму 34,8 млрд тенге и 82 тыс. предпринимателей с кредитным портфелем более 52 млрд тенге. Остальные клиенты - наемные работники.

 

- Чем ваши продукты отличаются от банковских?

- Первое и главное отличие микрокредита от банковского кредита прописано в законе "О микрофинансовых организациях". Это - ограничение его максимального размера. Мы имеем право выдавать кредиты размером не более 8000 МРП (сейчас это 19 млн тенге).

Второе, как правило, наши кредиты краткосрочные: средний срок микрокредита в KMF - 1 год. В тоже время очень многие фермеры или торговцы берут микрокредит на 3-6 месяцев, чтобы сделать обработку поля, закупить скот или товар и, после оборота этого кредита в бизнесе, возвращают его.

 

- Под какие ставки выдаете кредит?

- KMF работает в соответствии с законом об МФО, где указана предельная ставка в размере 56% годовых, но фактически мы выдаем под меньший процент, который опять же зависит от бизнеса конкретного клиента, его оборотов, кредитной истории и многих других факторов.

 

- Как вы оцениваете итоги работы МФО и в том числе – KMF, с начала года?

- За первый квартал 2018 года микрофинансовыми организациями Казахстана было выдано микрокредитов на сумму более 61 млрд, что на 41% больше, чем за аналогичный период 2017 года. По количеству микрокредитов, это 122 347 и 173 771, соответственно.

Если в финансовый сектор экономики государство вливает большие ресурсы, выводит токсичные активы, то в микрофинансировании ситуация достаточно позитивная. Последние четыре - пять лет микрофинансовый сектор растет прогрессирующими темпами. К примеру, если в 2017 году объем выданных кредитов МФО увеличился на 61%, было выдано свыше 228 млрд тенге, что составило около 5% в общем объеме выданных розничных кредитов, то по итогам трех месяцев 2018 года объем выдач составил 61 млрд тенге.

Доля KMF в этом объеме сектора микрофинансирования - 52%, по количеству же мы выдаем два из трех микрокредитов в стране. KMF в настоящее время является лидирующей компанией не только в масштабе страны, но и в СНГ.

Предполагаю, что такой рост является следствием затянувшегося кризиса в банковской сфере, стагнации и сокращения игроков в этом секторе. Неудовлетворенный спрос со стороны микробизнеса и населения смещается в другие доступные ниши: сектор МФО и компании онлайн кредитования, которые также активно растут.

Думаю, что до конца года рост МФО продолжится как по объему, так и по количеству клиентов. К примеру, мы активно развиваем свою филиальную сеть в регионах, идем в райцентры и крупные села, где никогда не было банков, а деловая активность людей высокая и такая же потребность в займах.

По итогам года, думаю, что рост рынка микрокредитов в МФО составит около 40%, рост своего кредитного портфеля мы прогнозируем на уровне 35%, или до 140 млрд тенге, и количество клиентов на уровне 260 тыс. человек.

На конец мая 2018 года средняя сумма микрокредита у нас составляла 501 тыс. тенге на срок 12 месяцев, особенно она выросла после девальвации 2015 года, примерно с 300 тыс. тенге.

 

- Какие новшества на рынке вы ожидаете в ближайшее время?

- В будущем будут сильными те компании, которые внедряют как можно больше новых технологий в свои процессы. Клиент, даже если живет в селе, уже имеет смартфон, хочет использовать какие-то приложения и не хочет лишний раз куда-то ехать и стоять в очереди.

 

- KMF конкурирует с банками? Компания считается лидером в микрофинансовом секторе стран ЦА. Какие микрофинансовые организации вы считаете своими конкурентами?

- В целом, в силу нашего размера и разветвленности филиальной сети, конкурентами для нас в масштабе страны являются не МФО, а крупнейшие розничные банки. В крупных городах у нас несколько совпадает аудитория, в то же время в сельской местности в масштабах страны опосредованно конкуренция есть со стороны АО "Казпочта", выступающего агентом некоторых розничных банков, и в отдельных регионах со стороны локальных МФО. Также в перспективе конкуренцию могут составить онлайн компании.

 

- "Серые" микрокредитные организации влияют на вашу деятельность?

- В объемах – не влияют. Условно, они выдают 5 кредитов в месяц, когда мы в среднем выдаем 27 тыс. кредитов. Но в плане репутации они несут отрицательный эффект на весь сектор. Однако после введения регулирования из 2 тыс. микрокредитных организаций в реестре Нацбанка осталось около 150. И они еще продолжают закрываться.

Капитала в 30 млн тенге, в моем понимании, недостаточно для ведения этого бизнеса. Есть такое ошибочное, опрометчивое мнение бизнесменов – "а займусь-ка я микрокредитованием, у меня есть 30 млн тенге". Я говорю серьезно, что этих денег недостаточно, если ты хочешь вести бизнес в этом секторе. Около 88% рынка сейчас приходится на членов АМФОК (Ассоциации микрокредитных организаций Казахстана), а их – около 40.

Сейчас рынок очистился, стал понятным и прозрачным. Теперь можно ожидать прихода международных игроков.

 

- Как изменится рынок, если они придут в Казахстан?

- Будет интереснее. Конкуренция усилится. Потребитель выиграет – ставки будут понижаться. Битва технологий будет, однозначно. Выиграют те, кто продолжит развивать технологии.

Значение репутации компании возрастет. Сейчас мы не приветствуем поведения части онлайн-компаний, которые проводят минимальный скоринг, у них – высокие ставки, и часть клиентов попадают в большие задолженности.

Есть понятие – "недопущение чрезмерной задолженности". До выдачи кредита мы смотрим историю клиента, базу задолженностей. Если у предпринимателя оборот бизнеса – 1 млн, мы не выдаем ему кредит в 15 млн тенге. У этого клиента в сарае два бычка, мы ему на два бычка выдаем, у этого – десять баранов, ему на столько кредит и выдаем.

Доля наших клиентов, живущих в сельской местности – 67%, клиентов-женщин – 61%, охвачено KMF – 4026 населенных пунктов, доля новой выдачи – 21%, в том числе, в селе – 21%. За все годы через программы KMF прошли около 500 тыс. клиентов.

При этом доля проблемных кредитов в нашем портфеле не превышает 2%, и остается таковой уже на протяжении многих лет.

 

Спасибо за интервью!


Июль, 2018
© 2018 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

КУРСЫ ВАЛЮТ

на 26 сентября

  • 1 USD 356.54 KZT
  • 1 EUR 419.43 KZT
  • 1 RUR 5.42 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close