Обновлено: 22.10.2017, 10:20 (АСТ)

Председатель правления "Фонд социального медицинского страхования" Елена БАХМУТОВА:
СИСТЕМА ОСМС ПОЗВОЛЯЕТ КАК ВЫЯВЛЯТЬ ПРОБЛЕМЫ В МЕДИЦИНЕ, ТАК И СПОСОБСТВОВАТЬ ИХ РАЗРЕШЕНИЮ


Внедрение обязательного медицинского страхования не означает автоматического повышения качества медицинских услуг, но от финансовой модели зависит, будут показатели качества интегрированы в систему при размещении заказа медицинских услуг или не будут. Такой позиции придерживается председатель правления НАО "Фонд социального медицинского страхования" Елена БАХМУТОВА. В интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» она также рассказала о том, что государственного финансирования здравоохранения на сегодня недостаточно, а система ОСМС позволит и обратную связь от пациента получить, и мотивировать медицинскую организацию и врача на эффективную работу.

 

- Сколько уже плательщиков в системе обязательного социального медицинского страхования (ОСМС) и сколько денег внесено работодателями на их счета? Каков масштаб системы, о которой говорим, на сегодня?

- Поступления на середину сентября составили 8,1 млрд тенге, застраховано 3,9 млн человек. Больше всего – 36,1% и 21% застраховано, соответственно, в Алматы и Астане.

 

- Что изменилось от того, что деньги на здравоохранение решили взять с работодателей и работников? Государство могло бы просто подоходный налог поднять с 10 до 15% и 5% отдавать целевым способом на лечение. Это не реформа, просто новый налог? Вы как считаете?

- Давайте будем корректны в терминах. Это – не налог, а социальный платеж. У нас есть социальные платежи сегодня, а есть социальный налог, который идет в бюджет. Теоретически, он должен служить источником расходов на социальную сферу. Понятно, что его размер недостаточен для покрытия социальных расходов. В дополнение к налогам присутствуют социальные платежи, которые идут, минуя бюджет, на конкретные цели. К примеру, функционирует Государственный фонд социального страхования, в который работодатель обязан уплачивать отчисления за своих сотрудников.

Эти платежи начались в 2005 году и постепенно выросли с 1,5% до 5% от дохода работника. Все предприятия за своих работников платят 5% от их дохода (не более 10 МЗП) в госфонд социального страхования (ГФСС). Это делается для того, чтобы кроме пособия, которое гарантирует бюджет, можно было бы получить при наступлении страхового случая еще дополнительную выплату из средств ГФСС, которая будет доступна, если ранее работник трудился в легальном секторе, и за него работодатель делал отчисления. Пособия из ГФСС положены в случае инвалидности, утраты кормильца, беременности и на период ухода за ребенком в возрасте до 1 года, также назначаются пособия по безработице.

Это – распространенный в мире механизм, который укладывается в трехуровневую систему социальной защиты. Первый уровень гарантирован для всех из бюджета, второй уровень – для тех, кто занят в формальном секторе и за кого производились отчисления в специальные фонды, третий уровень – частный.

Точно по такой же схеме финансирование здравоохранения построено. Первый уровень – государственный, который дает минимум медицинской помощи по Конституции, без которого человек не может обойтись. Независимо, платил он налоги или нет, ему это должно обеспечить государство за счет средств бюджета, то есть за счет налогоплательщиков. Второй уровень - пакет ОСМС при наступлении страхового случая, то есть дополнительные услуги, но только в том случае, если вы платили взносы или за вас делались отчисления, то есть вы застрахованы. Не можете сделать отчисления сами, за вас уплатит взносы государство, как за льготный контингент. А третий уровень - частные расходы, деньги из кармана, можете использовать добровольное медицинское страхование или платить за услугу каждый раз, когда она вам понадобится.

То есть, механизм довольно стандартный в мировой практике. В Казахстане он используется: пенсионная система имеет уровень базовой пенсии из бюджета, дальше - вы получаете за счет обязательных отчислений выплаты из ЕНПФ, а третий уровень – вы можете добровольно накапливать или страховать вашу жизнь.

Социальное медицинское страхование выступает вторым уровнем аналогичной трехзвенной системы.

 

- Сколько казахстанцев покупают медицинские страховки?

- Емкость рынка добровольного медицинского страхования (ДМС) составляет 22,6 млрд тенге, или 4% частных расходов на здравоохранение. Оно охватывает 400 тыс. человек, 96% полисов приобретается работодателями.

Синергия обязательного социального и добровольного медицинского страхования вполне возможна. В частности, за счет исключения дублирования услуг в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, обязательного социального и добровольного медицинского страхования, разработки новых страховых продуктов, а также через администрирование и контроль частными компаниями качества услуг для своих клиентов при получении ими услуг одновременно ДМС и ОСМС.

Да, есть большие очереди в государственных медицинских организациях – посещают их в основном пенсионеры и дети, которых становится все больше по структуре населения и болеют они, увы, чаще, что приводит к росту расходов на здравоохранение из бюджета. Но невозможно здоровому населению дистанцироваться от финансирования здравоохранения, надеясь только на частную страховку. Ситуация с доходами может измениться, а медицинская помощь - понадобиться срочно. В таком случае пакет ОСМС - наилучшее решение. Однако в ОСМС деньги могут быть собраны из наших же карманов как налогоплательщиков, работодателей, как граждан.

Государственное финансирование присутствует во всех странах, у кого-то больше, у кого-то меньше. Например, в Индии на государственное здравоохранение тратится 1% от ВВП. Представьте уровень этого здравоохранения.

 

- А у нас этот уровень насколько выше?

- А у нас – 1,9% от ВВП. Этого явно недостаточно, так как в среднем в странах ОЭСР государственное финансирование - свыше 6,5% от ВВП. Качество медпомощи автоматически не возрастет только потому, что будет внедрено медицинское страхование. Чтобы качество возросло, необходимо много составляющих, но от финансовой модели зависит, будут показатели качества интегрированы в систему при размещении заказа медицинских услуг и их оплате или не будут.

Мы говорим о том, что медицинское страхование – это один из эффективных инструментов, который позволит и обратную связь от пациента получить, и мотивировать медицинскую организацию и врача на эффективную работу, сокращение затрат, оказание качественных услуг, чтобы он не "хороводил" пациента, не гонялся за набором оплачиваемых процедур, а был нацелен на конечный результат. Получается, что для функционирования медицинского страхования необходим инструментарий, который позволяет как выявлять проблемы, так и способствовать их разрешению.

 

- Что будет входить в минимум, обеспечиваемый государством людям, за которых не платят работодатели? Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи из бюджета декларирует широкий набор услуг. Однако, достаточно ли средств для его фактического оказания?

– Если вам понадобится получить все, что там написано, то вы сможете это сделать, но в пределах выделенного финансирования. Это – очереди, это недостаток врачей, перегруженность врачей и так далее. Сейчас уже все больше раздаются вполне здравые предложения: "А давайте мы все-таки четче изложим гарантированный объем бесплатной медицинской помощи (ГОБМП), когда люди будут понимать, что если ему положено только два раза пройти осмотр, то пусть он об этом знает, и если он придет в клинику в третий раз, и это не будет связано с какими-то экстренными показаниями, значит, он за это уже будет платить".

Вот когда мы это четко оцифруем и поймем, сколько на это нужно: 950 млрд или 1,5 трлн, тогда, если у нас есть только 950 млрд, надо перечень гарантированной бесплатной медицинской помощи сократить до 950 млрд. Да, это – очень болезненная вещь, но в этом процессе выявляются скрытые резервы, очаги неэффективности, устаревшая штатная расстановка и неоптимальные процессы, и государственным клиникам надо работать здесь как частникам – по более эффективным практикам управления организациями здравоохранения.

Для оцифровки должна быть создана рабочая группа с участием всех заинтересованных сторон, чтобы не получилось однобокого мнения, нацеленного лишь на повышение тарифов.

 

- Как и когда этот минимум будет установлен?

- Он уже установлен Кодексом о здоровье народа, но прописано это большими мазками, поэтому коллеги-медики говорят, что это должно перейти в детальный перечень.

На уровне постановления правительства такой перечень тоже сгруппирован, а на уровне инструкций Минздрава, в которых людям уже сложно разобраться, он детализирован. Задача – сделать такой перечень понятным для населения, но достаточно детальным, без простора для злоупотреблений.

Специалисты говорят, что для такой работы требуется год, ну, полгода. Эту работу уже начали. НПП "Атамекен" и Минздрав создали совместную рабочую группу и будут анализировать эффективность сегодняшних затрат. Естественно, выявятся какие-то скрытые резервы, привлекут медицинских экспертов, экономистов, организаторов здравоохранения с "поля". Они начнут оцифровку пакета медицинской помощи.

Чем детальнее он будет, тем выгоднее это будет для всех, в первую очередь, для пациента. Пациент, по крайней мере, будет твердо знать: на это я могу рассчитывать, а за это я плачу из своего кармана. А дальше я сам решаю – может я добровольную страховку куплю. Это – вопрос выбора человека.

Сверх минимума пойдет ОСМС – второй круг, который востребован населением и дает эффект в виде увеличения продолжительности жизни и улучшения ее качества. То есть кругами такими: маленький кружок – это минимум услуг, второй круг, побольше, – ОСМС и третьим кругом будет все остальное.

Все остальное тоже нужно контролировать. У нас частные расходы – 40% от расходов на здравоохранение. По этому показателю мы – где-то на уровне Ганы. А нам нужно, как во всех остальных вопросах, стремиться, как сказал глава государства, в первую тридцатку мира. Значит, и по здравоохранению мы должны стремиться к странам развитым, и у нас частные расходы не должны превышать 20% от всех расходов на здравоохранение.

 

- Как нам это сделать?

– Расходы, которые сегодня идут из кармана, надо чем-то заместить.

 

- Чем?

– Страхованием. Тогда стоимость препаратов для лечения будет покрываться за счет взносов в систему ОСМС, то есть пациентам платить за них не придется.

Сегодня медикаменты, которые требуются для лечения в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, закупаются и в стационаре присутствуют. То есть, с человека не должны браться деньги за лекарства, поскольку они входят в пролеченный случай и затем уже стационаром предъявляются к оплате.

Применительно к амбулаторно-поликлинической помощи есть категории населения – диспансерные больные, по ряду заболеваний которым лекарства также предоставляются бесплатно.

 

- Можно ли расширить этот перечень?

– Сегодня много дискуссий. Например, сегодня порядка 112 млрд тенге тратятся на лекарства для амбулаторно-поликлинической помощи. Понятно, что расходуются они либо на некоторые приоритетные группы - есть соответствующий приказ министра, либо на диспансерных больных.

В будущем будет постепенно вводиться со-оплата за лекарства.

 

- Каким путем будет вводиться со-оплата за лекарства?

– Допустим, есть эффективные дженерики (лекарственные препараты с доказанной фармацевтической, биологической и терапевтической эквивалентностью с оригиналом – ИФ-К), а человек хочет оригинальное лекарство, тогда он должен за это платить сам, или ему, с его точки зрения, нужны более эффективные дженерики, хотя эффективность выписанных ему также доказана, то это – его выбор, и он должен доплачивать. Или, хотя это – более далекая дискуссия, когда можно будет вводить частичную оплату, но это уже в рамках ОСМС, не только диспансерным больным, но и любому человеку, если он пришел с простудой, у него – осложнения и ему вдруг понадобились антибиотики, допустим, то он может какую-то со-оплату сделать.

Пока же мы говорим, что если продекларировано в пакете государственного объема бесплатной медпомощи (ГОБМП) или ОСМС, что необходимо предоставить бесплатное лекарственное обеспечение, то оно действительно должно быть бесплатным, но с учетом затрат и эффективности.

 

- Сколько клиник в системе ОСМС?

В процессе закупа сейчас идет формирование базы поставщиков услуг. Подали заявки 1519 организаций здравоохранения, из них 833 - государственных.

Началось прикрепление клиник к фонду. С 1 декабря начнется заключение договоров по результатам работы республиканской (выбор и размещение объемов медицинских услуг среди субъектов здравоохранения на республиканском уровне) и региональных комиссий.

В базе поставщиков услуг также 686 частных клиник, но какие-то заявились на первичную медико-санитарную помощь (ПМСП), а какие-то – только на консультационно-диагностические услуги. В будущем из всей базы поставщиков услуг будут формироваться основные поставщики либо соисполнители, которые будут на субподряде. Из числа тех, кто заявился на ПМСП, ведется прикрепительная кампания. Они могут конкурировать. Активные пациенты, а таких у нас – 10%, могут переходить из клиники в клинику. Если не захотят переходить, то их прикрепят по месту жительства.

 

- Почему в фонде уверены, что число частных клиник-участников ОСМС к 2018 году удвоится? Высок спрос? Как вы частные клиники для участия в ОСМС отбираете?

- Удвоение числа частных клиник-участников ОСМС показывали индикаторы программы "Денсаулык". Есть два показателя – количество и доля финансирования. Число частных клиник-участников ОСМС к 2018 году удвоится по количеству. Вопрос – какие услуги они оказывают? Они нацелены на более рентабельные услуги. Наша задача – удвоить совокупность в целом, не только где есть рентабельность, но и там, где есть спрос. Но частные клиники насильно же не загонишь. Чтобы они хотели зайти, надо решить вопрос о тарифах.

 

- Стоматология в ОСМС есть?

- Есть. Но только для детей и экстренная.

 

- Какие еще направления в медицине являются рентабельными?

- Если частников послушать, так все – нерентабельное. Чтобы ответить мне на ваш вопрос со знанием дела, фонд должен иметь собственный опыт. Чтобы понять, будут участвовать частники или нет, нам надо с ними вступать в нормальные договорные отношения. Сейчас они заявились, а среда – неопределенная. Вот вы вступили бы в неопределенную среду?


- Подумала бы.

- Так и они. Заявились, но есть сомнения, что Фонд будет двигаться так быстро, как предполагалось. Но раз в обществе возникла необходимость в дополнительной дискуссии, значит, нужно пройти ее еще раз. В сентябре была огромная активность по части "круглых столов". Однако закон был принят в ноябре 2015 года!

 

- Всем не верилось, видимо.

- Сейчас, видите, то же самое – "давайте отложим еще на 2 года". Потом – еще на 2 года. А там, глядишь, и как-нибудь что-нибудь случится... Любая реформа требует решимости и требует поддержки тех, кто непосредственно в этой реформе участвует, кто будет ее реализовывать. Реформа касается всех людей, правильно, чтобы люди тоже это понимали.

 

- Деньги, которые собираются в фонд, хранятся в Национальном банке?

- Да. Объясню. У нас есть активы фонда и есть собственные средства – наша смета. Собственная смета – наш план развития, утверждается, контролируется, мы отчитываемся. А активы – взносы и отчисления, которые собираются через госкорпорацию "Правительство для граждан" как одно окно и перечисляются на счет фонда в Национальном банке. Нацбанк управляет и нашим инвестиционным счетом. Нацбанк как банк-кастодиан хранит и управляет инвестиционными деньгами. Чтобы забрать деньги из Нацбанка, нужно обосновать необходимость этого. Предполагается, что все расчеты с медучреждениями у нас будут идти со счета Нацбанка. Для этого нам открыли специальный "банк-клиент" в Нацбанке, чтобы не подвергать риску активы в банке второго уровня, с которым может что-то произойти. А с Нацбанком, в принципе, ничего не может произойти. Банкротство, утеря – не грозит. Это – дополнительная форма сохранности и контроля за активами фонда, которые предназначены для оплаты медицинских услуг.

 

- Правда ли, что фонд брал кредит, когда был организован?

- У нас была временная финансовая помощь, но она уже возвращена.

 

- А эта временная финансовая помощь бралась просто на работу фонда?

- Чтобы профинансировать утвержденные сметой – планом развития, так он называется, расходы на осуществление деятельности. Согласно требованиям бюджетного кодекса, выделенный уставный капитал в размере 106 млн тенге может тратиться только на приобретение основных средств.

Советом директоров утверждена предельная штатная численность на момент полномасштабного разворота деятельности фонда - 819 человек, включая филиалы. На текущий момент филиалы развернуты в минимальном количестве, там работают 107 человек. В головном офисе – 57 человек.

 

- Один из самых актуальных вопросов, когда мы говорим об ОСМС, это охват самозанятого населения. По разным данным, у нас самозанятых – от 2,3 млн до 2,7 млн человек. Какую медпомощь смогут они получать?

- Видите, большинство самозанятых – в селах, и они считают, что им обязаны услуги давать. Причем, налогов же они не платят. В какой-нибудь Дании, это, наверное, в принципе невозможно. Там 55% - налоговая нагрузка. И вы ничего бесплатно там получить не сможете. Да, кажется, что там – социализм, но за счет того, что 55% налоги, и все их платят. А у нас люди не платят налоги и живут, и вроде это – нормально, но им обязаны из бюджета что-то дать. А за счет кого? За счет того бюджета, который собирается из налоговых платежей, в том числе, и граждан, предприятий, ИП. Есть те, кто генерит эти доходы, но это не значит, что у тех людей, которые заняты самостоятельным трудом, тоже нет возможности заплатить страховую премию. Она всего 1414 тенге в месяц со следующего года. Да, для села – это тоже сумма, ее нужно оторвать от семейного бюджета, но она сопоставима с уровнем доходов.

Государство платит за 14 категорий льготников: дети, пенсионеры, безработные, женщины, занятые уходом за ребенком, уходом за детьми-инвалидами до 18 лет, тех, кто находится в местах лишения свободы и так далее – за тех, кто не может платить самостоятельно. За наемных работников платит работодатель, за ИП и своих работников – сам индивидуальный предприниматель.

Самозанятые – не льготники и должны платить 1414 тенге. Вопрос – есть у них доход или нет? Если говорить о 2,7 млн человек, то почти 1 млн из них – те, которые считают себя занятыми, но не платят пенсионных взносов. Значит, у них доход-то есть? Есть. Значит, они вполне могут за себя заплатить: либо легализоваться и за них будет работодатель платить, либо как ИП платить – 5% от 2 МЗП, либо как самозанятые – 1414 тенге. Благодаря этому они получат доступ ко всему объему ОСМС.

 

- Спасибо за интервью!


Сентябрь, 2017
© 2017 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 21-23 октября

  • 1 USD 335,24 KZT
  • 1 EURO 395,82 KZT
  • 1 RUR 5,82 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close