Обновлено: 23.01.2017, 00:56 (АСТ)
Корпункт агентства "Интерфакс-Казахстан" в Астане сменил адрес и номера городских телефонов

Директор Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Ерлан КАРИН:
ЗАВЫШЕННЫХ ОЖИДАНИЙ ПО МЕЖСИРИЙСКИМ ПЕРЕГОВОРАМ В АСТАНЕ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ


Астана находится в ожидании проведения межсирийских переговоров, которые, по некоторым данным, могут пройти в столице Казахстана уже 23 января. Как известно, с просьбой предоставить площадку в Астане для проведения переговоров попросили президента Казахстана Нурсултана Назарбаева главы РФ и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган. Глава Казахстана согласился представить такую площадку и поручил дипломатам страны подготовиться к организации переговоров в Астане. Известно, что во встрече планируется участие не только представителей официального Дамаска и оппозиции, но и РФ, Турции и Ирана. Своим мнением о том, чего стоит ждать от нового формата переговоров в Астане, поделился в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" директор Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Ерлан КАРИН.

 

- Ерлан Тынымбаевич, как известно, несколько раундов переговоров по Сирии уже проходило в Женеве. По вашему мнению, в сравнении с Женевой насколько эффективна будет Астана как площадка для проведения переговоров?

- Я думаю, что сравнивать женевский и астанинский формат не совсем правильно будет, потому что в Женеве все-таки переговоры проходили в более расширенном формате, там принимали участие представители сразу нескольких стран, самые разные представители сирийской оппозиции. Формат переговоров, которые должны состояться в Астане, предполагает участие представителей трех основных стран – России, Ирана, Турции, а также сирийского правительства и части сирийской оппозиции. Поэтому не должно быть каких-то завышенных ожиданий по тем переговорам, которые должны состояться в Астане.

 

- Тогда о каких ожиданиях можно говорить по переговорам в Астане?

- Речь идет о переговорах между группами, которые имеют ограниченное влияние на некоторые части территории Сирии. Учитывая весь хаос там, в буквальном смысле, наличие множества различных противоборствующих вооруженных групп, сейчас ни в женевском, ни в астанинском формате не может быть и речи о неком широком общенациональном диалоге или переговорах. Сирия давно уже раздроблена, там нет противостояния по линии фронта, когда с одной стороны находятся сирийские власти, а с другой стороны – какая-нибудь оппозиционная или повстанческая сила. На данный момент в Сирии идет междоусобная война между различными группами, не говоря уже о радикальных террористических группировках. Речь идет все-таки об участии некоторых оппозиционных групп, на которые распространяется влияние той или иной страны. Данные страны имеют влияние не на все группы и не на всей территории Сирии. Поэтому нужно говорить о возможности локального перемирия на определенной части Сирии.

Но это не означает, что нужно уже сейчас скептически относиться к этим переговорам. Учитывая, что междоусобной войной охвачена не только Сирия, но и большая часть территории Ирака, она уже давно переросла масштабы гражданской войны и фактически мы имеем полномасштабный региональный конфликт. Учитывая высокоинтенсивный характер боевых действий там, то есть каждодневные перестрелки, обстрелы, боевые столкновения между различными силами, достижение какого-то компромисса, даже на какой-то части Сирии было бы уже заметным шагом сейчас. Сейчас сверх ожиданий не должно быть. Даже факт того, что идет подготовка и стороны ищут различные альтернативные форматы женевскому, пусть будет астанинский, пусть будет еще какой-нибудь другой, пожалуйста, даже если эти страны сумеют договориться и обеспечить это, это было бы заметным шагом.

 

- То есть, на этих переговорах вопрос будет стоять так: смогут ли договориться между собой члены оппозиции?

- Сирийская оппозиция – это достаточно разрозненная коалиция различных групп, ориентированная на различные геополитические силы. В сирийском конфликте задействованы интересы многих разных стран. Это и Катар, Саудовская Аравия, и США, и так далее. По большому счету, конечно, договариваться нужно и через них тоже. Но мы в женевском формате видели, что ни к чему особому это не приводило. В данном случае Турция опять же влияет не на всю сирийскую оппозицию, даже не на большую часть, а только на определенную часть на определенной территории Сирии. Поэтому, здесь я думаю, по большому счету, когда мы говорим, что это переговоры по Сирии, на практике это, наверно, все-таки переговоры между тремя основными странами – Россией, Ираном и Турцией по разграничению линий собственного влияния в этих частях Сирии. На данный момент мы фактически имеем военное присутствие упомянутых стран в этой части Сирии. Мы говорим о Сирии как о едином государстве, но де-факто она как единое государство распалась.

 

- Что тогда ждет Сирию, по Вашему мнению?

- В лучшем случае, что ждет Сирию? Разделение ее на различные милитаризованные зоны влияния. Например, Россия будет обеспечивать контроль на какой-то части, может быть Турция, может быть еще какие-то страны. Это – один из сценариев. Это не является предметом обсуждения в данных переговорах.

Многие эксперты, наблюдатели, которые комментируют предстоящие переговоры, из-за непонимания специфики ситуации в Сирии, ошибочно предполагают, что речь идет о неких полномасштабных переговорах, где с одной стороны должны сесть представители сирийской оппозиции. Но сирийская оппозиция – это условное понятие. Нет как таковой единой сирийской оппозиционной силы. Это различные раздробленные группы, подпитываемые финансовой и иной поддержкой со стороны различных государств. Изначально их всех собрать не получится. Там нет противостояния между властью, правительством и какой-то повстанческой силой, как мы имели в других случаях, например, в Латинской Америке. Здесь – хаос, междоусобная война, плюс здесь очень много задействовано внешних интересов. Фактически, это "прокси-война", так называемая гибридная война. Мы наблюдаем прямое столкновение интересов различных геополитических сил. Поэтому еще раз повторюсь: сверх ожиданий не должно быть. Но даже если этим странам, этим группам удастся договориться по линии разграничения собственного влияния в некоторой части территории Сирии, это уже было бы неплохим шагом. Сейчас важны любые попытки достижения компромисса, какого-то перемирия, или хотя бы снижения нынешнего уровня интенсивности боевых столкновений.

 

- Спасибо за интервью!


Январь, 2017
© 2017 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 21-23 января

  • 1 USD 331,87 KZT
  • 1 EURO 353,31 KZT
  • 1 RUR 5,56 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан




Error message here!

Show Error message here!

Close