Обновлено: 19.11.2017, 09:43 (АСТ)

Президент республиканского общественного объединения "Союз Фермеров Казахстана" Ауезхан ДАРИНОВ:
ЦИФРОВИЗАЦИЯ ОТКРОЕТ НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ ИНВЕСТИЦИЙ В СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО


В текущем году аграрии Казахстана собрали хороший урожай, по качеству хлеб тоже не уступает. О том, как живет отрасль сельского хозяйства, какие изменения произошли и над чем еще предстоит работать, в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал президент республиканского общественного объединения "Союз Фермеров Казахстана" Ауезхан ДАРИНОВ.

 

- Ауезхан Камешевич, с какими показателями отрасль завершит 2017 год, чем они отличаются показателей 2016 года? Есть чем гордиться?

- Для казахстанского фермера, если он до сих пор не "загнулся" – уже повод для гордости. В принципе, урожайность в этом году неплохая, качество хлеба у многих фермеров отменное. Хотя, если сравнивать с прошлым годом, то валовый сбор зерновых чуть-чуть ниже. У нас многое зависит не только от технологий и вложенных средств, но и от погоды.

Если говорить конкретнее, то есть официальные цифры. Например, по всем основным видам сельскохозяйственных животных, таких как КРС, овцы, лошади, верблюды и свиньи зафиксирован рост поголовья - от 2 до 7%. В целом, производство мяса в убойном весе выросло на 6% относительно прошлого года. Молока коровьего и яиц произвели на 3% и 5% больше, соответственно, чем в 2016 году. Это всё официальные цифры, хоть округленные. Другой статистики у нас, к сожалению, нет. Чтоб вести свой, альтернативный учет и статистику нужны огромные финансовые и человеческие ресурсы. Тем обиднее, что государство тратит огромные средства на содержание этого аппарата, но объективной картины не видит. Комитет по статистике входит в структуру министерства национальной экономики, поэтому достоверность любых данных от статистики вызывает сомнения. И дело тут даже не в министерстве, хотя и в нем тоже. Дело в том, что на местах стараются приукрасить действительность.

Недавно в мажилисе прошел круглый стол по кооперации, где глава мясного союза Казахстана Максут Бактибаев сообщил, что конкурс по закупке бирок-сережек для скота был проведен только недавно из-за бюрократии, а значит, сегодня точного учета скота нет, и говорить о росте поголовья нельзя.

Или ещё пример. По данным главы ТОО "Молочный союз" Александра Кузлякина, которые он озвучил на совещании в Петропавловске, на бумаге в Казахстане в 2016 году было произведено 5 млн тонн молока, но перерабатывающие предприятия всего приняли 1,4 млн тонн. То есть даже если прибавить сюда внутреннее потребление, остается вопрос к достоверности официальных данных.

Сами делайте выводы.

Хотя я немного отвлекся. Статистика, показатели сельскохозяйственной отрасли – это отдельная, большая тема для обсуждения.

 

- Какие изменения произошли в отрасли за последнее время?

- Я уже говорил, что с министром сельского хозяйства и в целом с профильным ведомством мы стараемся работать конструктивно. Но даже при таком подходе всегда есть место для объективной критики.

Самое важное и принципиальное – в профильном ведомстве, да похоже, во всем правительстве, нет преемственности. Каждый новый министр объявляет курс предыдущего руководителя, мягко говоря, не совсем верным и принимает новую госпрограмму развития отрасли, продвигает какие-то новые мега-проекты, под видом самых важных и нужных. В моём понимании – это неверно. Да, изменения вносить нужно, но точечно.

Во-вторых, с приоритетами нужно разобраться. Последние лет десять, наверное, Союз фермеров Казахстана каждый год говорит: или мы живем в рынке, и государственная помощь должна быть минимальной, или помогайте всем. Мы, рядовые фермеры, готовы отказаться от всех видов государственных дотаций и субсидий, но тогда пусть государство перестанет поддерживать крупный аграрный бизнес и создаст всем фермерам условия для работы. Речь не о дележе субсидий. Речь об инфраструктуре на селе, налоговой политике, сокращении никому не нужной бюрократии, снижении процентов по лизингу и кредитам для фермеров и так далее.

В-третьих, все программы государственной поддержки сельского хозяйства помогают кому угодно, только не сельскому хозяйству, не рядовому фермеру. Почему-то если госпрограмма, то обязательно через банки и обязательно под их проценты. Если мы говорим, что нужно бороться с посредниками-перекупщиками на базаре, то почему содержим их в сфере государственной поддержки сельского хозяйства?

В-четвертых, фермеры всей страны давно уже говорят, что нашей отрасли нужен свой аграрный банк. Неважно, как он будет называться. Если есть у государства средства, чтобы тратить триллионы на программу помощи частным банкам, то почему бы не выделить небольшую часть этих денег для создания аграрного банка и не помочь отечественным фермерам? Хотя, я лично, не думаю, что создание нового, тем более государственного банка, решит проблему доступности финансов для фермеров. Так как есть в стране финансовые институты, через которые можно было бы реализовать поддержку фермеров. При желании. Не создавая новую структуру.

Пример - ежегодно вот уже пять или шесть лет государство выделяет 60 млрд тенге на кредитование проведения посевной. Но если сравнить цены на ГСМ, запасные части, технику, семена, химию пятилетней давности и сегодня – то это небо и земля. Так почему бы и общую сумму кредитования не увеличить хотя бы до 100 млрд тенге? Ведь эти деньги строго возвратные, и уже осенью или в начале зимы фермеры возвращают эти средства государству. То есть кредитование не на 15 лет, не на 5 лет, как государство помогает нашим банкам, а всего 5-7 месяцев. Фермер производит конкретную продукцию: хлеб, мясо, молоко. А что производит банк?

 

- Какие проекты были реализованы в течение 2017 года? Какие будут введены до конца 2017 года? Какие проекты запланированы на 2018 и последующие годы?

- За всю отрасль я не берусь утверждать. Этот вопрос лучше адресовать министру сельского хозяйства, наверное. Мы в Союзе фермеров реализовали несколько важных проектов. Самое главное – наладили диалог с профильным ведомством. Ежеквартально представители Минсельхоза и ряда других ведомств принимают участие в заседании центрального совета СФК. То есть налажен обмен информацией, чтобы на местах люди знали, что они могут высказаться, поднять проблемы, и чиновники наверху их выслушают.

Кроме того, при непосредственном участии и поддержке Союза фермеров был внедрен институт электронных зерновых расписок, а также рейтинг хлебоприемных элеваторов. Речь о цифровизации АПК. ЭЗР и рейтинг ХПП сделают рынок зерна в стране максимально прозрачным и привлекательным для инвестиций. Все мы помним, что из-за махинаций с бумажными зерновыми расписками в стране "хранилось" почти 7 млн тонн хлеба, только на бумаге, а не в хранилищах. С электронными зерновыми расписками подобные риски минимизированы. Надеюсь, масштабы и возможности для применения электронных зерновых расписок будут только расти. Например, в качестве залога по кредитам и лизингу. Кроме ЭЗР есть и другие интересные проекты, именно в области цифровизации нашей отрасли. Более того, есть все для того, чтобы электронные зерновые расписки были трансформированы в аграрные расписки. То есть обеспечением электронной ценной бумаги была бы не только зерновые, но и другая сельскохозяйственная продукция.

 

- Есть ли цена на зерно, каков сейчас спрос?

- Пока цены нет. Во всяком случае такой, которая была бы выгодна для производителей. И спроса как такового пока нет. Здесь кроме внешних причин, "застой" на рынке обусловлен нехваткой вагонов-зерновозов. В приватных беседах многие трейдеры поднимают эту проблему, мол, даже зерно Продкорпорации и то не грузится из-за отсутствия вагонов, но публично, для СМИ об этой проблеме никто говорить не хочет, чтобы не портить отношения. Сегодня нехватка вагонов – это основная проблема. Хотя, если я правильно помню, на совещании в КТЖ не так давно в нехватке вагонов-зерновозов обвиняли производителей и хлебоприемные предприятия, нагружающих вагоны некачественной пшеницей – ниже чем прописано в договорах. Якобы из-за этого большая часть парка просто напросто простаивала. Кроме того, как утверждают перевозчики, заказ вагонов практически все делают здесь и сейчас, а не заблаговременно. Поэтому сложно спланировать объемы, с учетом инфраструктуры. Возможно и такое. Нужно быть объективными и в каждом отдельном случае разбираться отдельно.

Вопрос цены на зерно этого урожая я поднимал на прошлой неделе в беседе с вице-премьером, министром сельского хозяйства Аскаром Мырзахметовым. Очень болезненный вопрос и с решением его тянуть нельзя. Без нормальной цены фермеры не смогут исполнять своих обязательств перед работниками, то есть сельскими жителями. А у тех кредиты, оплата за учебу детей и так далее. Со своей стороны Союз фермеров предложил пути решения этого вопроса. Не могу знать, прислушаются ли к нашему мнению в профильном ведомстве.

 

- Вы говорили, что ежегодно на весенне-полевые работы выделяется 60 млрд тенге, то есть денег меньше не стало? Почему Вы говорите, что многие фермеры остались без средств?

- Да. Понимаете, можно эти 60 млрд отдать 10 крупным компаниям и отрапортовать, что программа отработана на 100%. Не так ли? То есть общая сумма это одно, а состав получателей – это немного другое.

 

- Какова сейчас ситуация со сбытом продукции в отрасли сельского хозяйства?

- Вы знаете, на каждый ваш вопрос можно отвечать часами. К примеру, сбыт продукции – это и экспорт продукции, и продажа ведра помидоров со своей дачи какой-нибудь пенсионеркой. Кстати, вчера буквально прочел, что 31 октября вступают в силу новые санитарные правила и по ним торговать маслом или творогом с личного подворья будет запрещено. Не знаю, кому это нужно?! Только в начале 2017 года прокуратура отчитывалась, что в стране отменено 11 тыс. требований к бизнесу, причем это только по линии СЭС и ЧС! Выходит, что та же санитарная служба снова "расширяет" свои полномочия? Мы все понимаем, что там, где много требований – там много возможностей для коррупции. Это закономерность. И вообще, кому помешали торгующие соленьями пенсионеры? Эти люди ведь не от хорошей жизни стоят на морозе, реализуя домашних уток. Люди пытаются заработать хоть какие-то деньги. Этих людей нужно наоборот поддержать, а не выгонять. Понимаете, для кого-то в Астане это всего лишь пунктик в очередных правилах, а для сельского жителя это обед на столе, это лекарство или тетради для ребенка, это оплата за электроэнергию.

 

- Видите ли вы Россию своим конкурентом?

- Разумеется. Причем по очень многим видам сельхозпродукции по параметрам стоимостькачество, к сожалению, счет не в нашу пользу.

 

- Какие сейчас приоритетные направления в вашей работе?

- Цифровизация АПК. То есть все процессы в отрасли должны быть автоматизированы с использованием современных технологий. Во-первых, это разгрузит огромный штат чиновников занятых перекладыванием бумаг с места на место – они смогут направить свою энергию на действительно важную работу. Во-вторых, сделает отрасль максимально прозрачной. Наконец, цифровизация откроет новые возможности для привлечения частного капитала, то есть инвестиций в нашу отрасль. Те же аграрные расписки о которых я говорил – это очень перспективно для Казахстана, причем без затрат со стороны бюджета. На базе государственно-частного партнерства.

Также среди приоритетных задач я бы назвал работу по доступности финансирования для фермеров, работу по консолидации фермеров в единую силу, для решениях общих проблем.

 

- Спасибо за интервью!


Ноябрь, 2017
© 2017 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 18-20 ноября

  • 1 USD 332,21 KZT
  • 1 EURO 391,74 KZT
  • 1 RUR 5,57 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close