Обновлено: 22.08.2017, 21:40 (АСТ)
Нам в команду нужен менеджер по продажам новостных продуктов и информационно-аналитических систем

Председатель правления Евразийского банка развития Дмитрий ПАНКИН:
ЕАБР РАССМАТРИВАЕТ К ФИНАНСИРОВАНИЮ ИНВЕСТПРОЕКТЫ В КАЗАХСТАНЕ НА $1 МЛРД


Пока банки второго уровня изыскивают доступное фондирование, институты развития испытывают потребность в хороших проектах. Как сообщил в интервью "Интерфакс-Казахстан" председатель правления Евразийского банка развития Дмитрий ПАНКИН, под интересные проекты найти деньги будет легче.

 

Дмитрий Владимирович, президент России Владимир Путин заявил, что Евразийский банк развития одобрил для Казахстана проекты на несколько миллиардов долларов. Какой объем инвестпортфеля ЕАБР приходится на Казахстан?

– Общий портфель одобренных проектов ЕАБР на настоящий момент составляет более 5,5 млрд долларов, из них половина в Казахстане. Сейчас у нас на рассмотрении в Казахстане новых проектов, которые мы планируем профинансировать в этом году, примерно на 1 миллиард долларов.

 

Слышала, что Банк развития Казахстана (БРК) вел с вами переговоры о вхождении в проект Экибастузской ГРЭС-2. Достигли ли каких-то договоренностей по данному вопросу?

– БРК действительно проявил инициативу по участию в проекте Экибастузской ГРЭС-2. Но конкретных предложений с их стороны к нам не поступало. По данному проекту сейчас ведутся переговоры с другими заинтересованными компаниями. Не исключаю, что в обозримом будущем сменится пул инвесторов. Также с нами ведутся переговоры о возможной реструктуризации кредита по данному проекту.

Хочу отметить, что, несмотря на свое сложное экономическое положение, Экибастузская ГРЭС-2 выполняет свои обязательства по обслуживанию долга.

 

- В чем сложность их положения?

- Надо понять, куда направить переизбыток производимой энергии. Решение по новому составу акционеров будет связано именно с вопросом поставки электроэнергии. Обсуждается вопрос по поставкам и в Китай, и на юг Казахстана. Это будут непростые решения, требующие детальной проработки.

 

- Ранее Вы говорили об том, что ЕАБР рассматривает возможность участия в проекте "Азия Авто". Есть решение?

- Да, ЕАБР внимательно рассмотрел обращение "Азия Авто" о кредитовании сборочного производства "АвтоВАЗа" в Казахстане. Пока у нас нет решения. Мы видим, что в России производственные мощности "АвтоВАЗ" не полностью загружены. А для банка ключевой момент – это гарантии "АвтоВАЗа" по объему продаж. Но таких гарантий от "АвтоВАЗа" пока нет. Возникает вопрос – есть ли смысл создавать новые производственные мощности, когда действующие не загружены? Переговоры продолжаются. Мы не отказались от этого проекта, но без гарантий и серьезного участия, например, вхождения в капитал "АвтоВАЗ", мы не готовы дать ответ.

 

В октябре на форуме межрегионального сотрудничества Казахстана и России ЕАБР подписал четыре соглашения. На какой стадии находятся эти проекты?

– По Eurasian Resources Group (ERG) подписали соглашение об открытии возобновляемой кредитной линии в размере 95 млн долларов США. Финансирование выделено в полном объеме. Средства направлены на финансирование поставок сырья из Казахстана в Россию (кредитный договор с Соколовско-Сарбайским горно-обогатительным производственным объединением направлен на финансирование поставок железно-рудного концентрата на Магнитогорский металлургический комбинат – ИФ-К). Сейчас идут переговоры о расширении сотрудничества между банком и ERG по финансированию долгосрочных инвестиционных проектов.

Было подписано соглашение о намерениях, предусматривающее участие банка в финансировании деятельности группы "ИНТЕРСКОЛ". Речь идет о кредитовании проекта, способствующего импортозамещению продукции машиностроения. Сейчас обсуждается вопрос процентного соотношения участия. Наше предложение: 30% - собственные средства, 70% – банк. Ведем переговоры. Думаю, проект запустим.

По другим соглашениям, подписанным на этом форуме, все тоже в процессе. По Троицкому металлургическому заводу обсуждаем с администрацией Челябинской области вопрос получения гарантий со стороны области (строительство завода по производству металлического марганца в Челябинской области, руда закупается в Казахстане у Жайремского ГОКа – ИФ-К).

Относительно соглашения с ЗАО "Русская медная компания" – работа в плановом режиме. Полагаю, решение будет принято в ближайшие два месяца.

 

- А что насчет логистического центра под Астаной, который Патох Шодиев собирался строить с участием ЕАБР?

– Мы всегда требуем поручительства учредителей. И, как Вы, наверно, уже поняли, это самый непростой предмет для переговоров. В данном проекте пока не удалось найти компромисс, работа приостановлена. Проблема в том, что инициатор проекта пока не сообщил нам о своей готовности дать личное поручительство.

 

Почему? Не верят в проект?

– Когда речь идет о личном поручительстве за миллиардный проект, да еще долларовый, понятно, что надо быть уверенным на 101% в своем проекте. Просто верить здесь уже недостаточно.

 

Что можете сказать по проектам "Полиметалл" и "Алайгыр"?

– По "Алайгыр" работа продолжается. "Полиметалл" у нас действующий проект, все идет нормально.

 

Недавно по поручению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева была создана комиссия по работе с проблемными агрохолдингами, в том числе с "Иволга-Холдинг". Как Вы оцениваете данную инициативу?

– Создание такой комиссии говорит о том, что руководство страны предпринимает конкретные шаги для решения проблемных вопросов. Это очень позитивный сигнал для ЕАБР как для кредитора проектов в сельском хозяйстве. Евразийский банк развития вошел в состав комиссии.

В Казахстане банк выдал кредиты двум агропромышленным компаниям - ТОО "Иволга-Холдинг" и АО "Холдинг Казэкспортастык". Оба кредита оказались проблемными. Большую озабоченность у нас вызывает "Иволга", так как мы не видим даже попыток владельца холдинга реструктуризировать проблемный долг.

 

Какая сейчас ситуация по "Иволге"?

– "Иволга" не выполняет свои обязательства – ни денег, ни зерна. Мы работаем по нескольким направлениям: предъявляем требования к "Иволге" о погашении долга, предъявляем иски о взыскании на залог. У нас в залоге и право аренды земельных участков, и зерновые расписки. У главы холдинга Розинова – личное поручительство за кредиты "Иволги", соответственно, к нему также предъявляются иски. Сейчас идут судебные процессы.

 

- Какая у банка ситуация с ликвидностью? Не планируется ли выходить на рынки заимствований в ближайшее время? Какие рынки, в какой валюте?

- Банк обладает необходимой ликвидностью для фондирования проектов, которые находятся сейчас на стадии рассмотрения. Банк будет выходить на рынки заимствований по мере возникновения потребности в дополнительном привлечении. В 2017 году вероятны размещения облигаций банка, номинированных в тенге и рублях. Объем и сроки будут определяться, исходя из потребностей банка и условий рынка.

 

Вы планировали выпустить весной облигации в тенге. Определились ли с точными сроками?

– Думаю, не раньше апреля. Работа идет в тесном контакте с Нацбанком Казахстана. Не исключаю, что будет установлен пятилетний срок. Мы привлекаем тенге с рынка, используя валютные свопы, по ставкам более низким, чем если бы мы разместили бонды. Поэтому острой необходимости любой ценой запускать бонды у нас нет.

 

Есть ли проблемы с фондированием?

– Больше проблем с проектами. Если бы было больше проектов, соответствующих условиям стратегии ЕАБР, мы могли бы существенно увеличить объем привлечения и валюты, и рублей. Вот с фондированием в тенге могут быть сложности.

 

Почему?

– Рынок тенге более маленький, чем рублевый, я уж не говорю про долларовый и евровый, где сейчас хорошие условия по привлечению. Однако спрос на доллар и евро со стороны инициаторов проектов небольшой. Кто будет брать валюту? Прежде всего те, кто рассчитывает на экспортные поставки, то есть горнодобывающая, нефтяная отрасли. Но с нефтяными компаниями мы мало работаем, это не поле деятельности банков развития. Вот горнодобывающая – да, им можно долларовые кредиты давать, и мы работаем с ними.

 

- В 2016 году ЕАБР выступал в роли маркет-мейкера на валютном рынке по паре рубль/тенге. Планирует ли банк развивать эту практику и почему? С какими валютами?

- В настоящее время ЕАБР является маркет-мейкером по валютной паре тенге/рубль на Московской бирже и KASE. В дальнейшем мы планируем поддерживать также котировки по операциям СВОП по данной валютной паре и при появлении спроса поддерживать котировки по форвардным контрактам. По мере получения доступа к локальным валютам других стран-участников ЕАБР мы планируем рассмотреть вопрос о членстве на локальных биржах.

 

- Данная функция не характерна для банков развития…

- Мы считаем, что повышение ликвидности рынка валютообменных операций и развитие инструментов хеджирования рисков при расчетах в локальных валютах способствует снижению издержек при проведении внешнеторговых операций между странами-участниками ЕАБР, то есть содействует интеграционным процессам.

 

Сократился ли ваш кредитный портфель по итогам 2016 года, и какой динамики вы ожидаете в 2017 году?

– Снижение было в 2014-2015 годах. В 2016 году у нас текущий инвестпортфель вырос примерно на 10% - до $2,4 млрд. Балансовый портфель сохранил свой объем. Выдача новых кредитов компенсировалась погашением многих кредитов, и по итогам 2016 года он составил $1,7 млрд.

Задача на этот год – существенно нарастить текущий инвестпортфель, в планах - до $3 млрд. И это реально. Например, по угольному разрезу "Богатырь" обсуждается проект на $200 млн. В стадии проработки находятся несколько проектов в инфраструктуре: взлетно-посадочная полоса в Алматинском аэропорту, реконструкция морского терминала в Актау, цинковое месторождение Алайгыр. В России тоже много интересных крупных проектов, по которым идет работа.

Мы изменили модель работы с  инвестпроектами. И сейчас у нас на стадии подготовки - инвестпроекты на общую сумму более $1 млрд.

 

Какие планы по прибыли?

– Прибыль за 2016 год - $160 млн. Это очень хорошо для банков развития. За всю историю ЕАБР не было такой прибыли. Прошедший год показал, что нововведения в бизнес-модель банка уже дают существенные положительные результаты. Прогноз на 2017 год - $60-$70 млн. За два месяца текущего года наша прибыль уже составила $12,7 млн.

Отмечу, что у ЕАБР как у банка развития нет задачи увеличить прибыль. Да, в минус работать мы не можем себе позволить. Однако самое важное для нас – формирование пула проектов, где интеграционная составляющая не менее 50%. Именно такую задачу перед нами поставили наши акционеры.

 

По поводу возможного вхождения ряда стран в капитал ЕАБР. На какие страны вы делаете ставки?

– Мы составили матрицу стран, которые имеют наиболее интенсивные торговые и инвестиционные отношения с Россией и Казахстаном. В списке стран, которым было бы интересно войти в состав ЕАБР - Южная Корея, Китай, Япония, Иран, Турция, Индия, Израиль, Сингапур и др. Сказать, что уже есть дорожная карта присоединения, нельзя. Идет обмен письмами. К слову, в список вошли не только дальние страны. Есть также Узбекистан, Азербайджан – государства, тесно связанные экономическими и финансовыми потоками с Казахстаном и Россией. Потенциально им тоже могло бы быть интересно войти в состав ЕАБР.

 

С какими странами этот обмен более интенсивный? Какие страны проявляют наибольший интерес?

– Был явный интерес со стороны Ирана, Южной Кореи. По остальным пока идет обмен информацией.

 

А Китай?

– Несколько лет назад переговоры с Китаем были в очень активной фазе. Даже обсуждалось, что их доля в капитале ЕАБР будет такая же, как у России - $1 млрд. Потом они снизили свою активность в переговорном процессе. А после того, как был создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Китай предложил работать с ним через АБИИ.

 

Как Вы оцениваете инвест-климат в Казахстане? Работает ли единое окно для инвесторов? Последние поручения президента - усилить работу по привлечению инвесторов. Не остаются ли все эти поручения лишь словами?

– Единое окно более важно для мелкого и среднего инвестора - крупный инвестор всегда выходит на руководителей напрямую. В отношении крупных инвесторов, на мой взгляд, работа выстроена очень эффективно.

Объем накопленных прямых инвестиций в Казахстане - порядка $119 млрд, а в России $256 млрд. То есть экономика России в 10 раз больше, чем экономика Казахстана, а объем прямых инвестиций только в два раза больше, чем объем в Казахстане. Достаточно интересный факт, который показывает, что Казахстану удалось создать сравнительно благоприятные условия для инвесторов, даже более благоприятные, чем в России. Да, это еще не Сингапур, куда рвется инвестор. Но говорить о том, что в Казахстане инвестклимат отпугивает бизнес, что инвестор боится административных рычагов, возможных волнений, будущих политических пертурбаций, не приходится.

Однако ложку дегтя все же добавлю. Мы выяснили, что мало инвестиций со стороны малых и средних компаний. Вот в этом направлении, наверно, стоит доработать процесс работы с инвестором.

 

И насколько реально этого добиться?

– Реально ли изменить во всех постсоветских республиках общественный климат, отношение к бизнесу, к предпринимательству, отношение к труду? Мне кажется, вопрос не ограничивается чистой экономикой, например, созданием благоприятного налогового режима. Это, скорее, вопрос общественной модели. Несколько лет назад Нурсултан Назарбаев на Астанинском экономическом форуме высказал мысль о том, что проблема в менталитете: нужно формировать новое общество, реальное гражданское общество, в котором социальные лифты будут работать по принципу профессиональной, а не клановой принадлежности. Это актуально не только для Казахстана. Для других стран-участниц ЕАБР тоже.

 

- Спасибо за интервью!


Март, 2017
© 2017 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 23 августа

  • 1 USD 333,08 KZT
  • 1 EURO 391,50 KZT
  • 1 RUR 5,64 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close