Обновлено: 17.02.2018, 20:35 (АСТ)

Управляющий директор по оптимизации активов АО "Самрук-Казына" Берик БЕЙСЕНГАЛИЕВ:
МЫ РАССЧИТЫВАЕМ, ЧТО МЕЖДУНАРОДНЫЕ КОРПОРАЦИИ ЗАХОТЯТ УВЕЛИЧИТЬ СВОЮ ДОЛЮ В СП С КОМПАНИЯМИ ФОНДА


В ближайшие пять лет фонд национального благосостояния "Самрук-Казына" планирует выставить на приватизацию 217 компаний. Вместе с тем фонд сохранит контроль над своими стратегическими активами. О том, как проходит процесс подготовки компаний к продаже, и как будут приниматься решения о реализации крупных активов, в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал управляющий директор по оптимизации активов – член правления - АО "Самрук-Казына" Берик БЕЙСЕНГАЛИЕВ.

 

- Сколько средств фонд планирует выручить от приватизации активов?

- Тут важно учесть несколько нюансов. Во-первых, количество активов очень большое, во-вторых, приватизация будет проходить в течение длительного периода времени - пяти лет. Рыночная стоимость актива зависит от ситуации на рынке. Очевидный пример – нефтегазовые активы, стоимость которых может существенно колебаться в зависимости от рыночной цены на углеводородное сырье. Предсказывать уровень этих цен в 2018-2019 годах мы не можем. Не менее существенные изменения могут быть в энергетическом секторе, здесь в первую очередь влияние будет оказывать регулирование отрасли. Например, если будут меняться тарифы на электроэнергию, рыночная стоимость активов также может поменяться в ту или другую сторону. Поэтому сегодня предсказать итоговую рыночную стоимость всех активов очень непросто. Мы можем говорить сегодня только о балансовой стоимости долей, которыми мы владеем в этих активах. Стоимость наших долей сегодня составляет от 2 до 2,4 трлн тенге. Это - балансовая стоимость всех активов группы "Самрук-Казына", которые мы выводим на приватизацию. При этом, конечно, мы рассчитываем, что выручка от реализации активов превысит их балансовую стоимость.

Однако помимо финансовых результатов, которые мы рассчитываем получить, для нас не менее важны национальные интересы в области долгосрочного развития экономики. Результатом приватизации должны стать и структурные экономические выгоды для государства. Если в этих целях выгоднее будет, например, разместить актив не за пределами страны, а на казахстанской площадке, или реструктурировать монопольного игрока, или, наконец, оставить у себя стратегический контроль за чувствительным активом, мы должны будем это учесть. Мы также будем обращать внимание и на социальный аспект. Поэтому при продаже крупных активов мы, безусловно, будем заключать с инвесторами инвестиционные соглашения, где будем прописывать такие условия, как сохранение рабочих мест, реинвестирование прибыли в модернизацию актива, сохранение профиля компании и так далее. Однако при этом мы хотим и дать инвестору возможность получить адекватный возврат на свой капитал. Эти вопросы тоже берутся в расчет, и все это будет прописываться в инвестиционном соглашении. Мы должны сохранить баланс: чтобы был интерес со стороны инвестора и при этом не пострадали национальные интересы государства.

 

- Таким образом, есть активы, которые будут полностью переводиться в конкурентную среду, и активы, стратегическую долю в которых государство намерено сохранить?

- Да. Наши активы изначально были поделены на два перечня. В первый перечень вошли 44 крупнейших актива, имеющие стратегическое значение или существенное влияние на экономику, а во второй перечень вошли 173 средних и мелких актива, которые не имеют такого социально-экономического влияния. В основном это предприятия среднего и малого бизнеса. Активы второго перечня мы будем продавать довольно оперативно, преимущественно через электронные аукционы. По первому же перечню приоритетом для нас является всесторонняя проработка, а не скорость реализации. Возможен длительный подготовительный период и, учитывая уже особенности самого актива, будет выбираться способ продажи.

 

- Какие способы продажи рассматриваются?

- Способы разные: IPO, прямая адресная продажа стратегическому инвестору, двухэтапный конкурс, различные формы ГЧП, электронные аукционы.

 

- Сколько активов планируете выставить на приватизацию в этом году?

- На этот год по большей части на приватизацию мы будем выставлять только средние и мелкие компании из второго перечня. Их реализация уже начата, и мы планируем завершить ее до конца 2017 года. Это больше 173 компаний, которые будут приватизированы или, если нет экономической целесообразности, будут ликвидированы или преобразованы. В этом году также будут реализованы отдельно взятые, наиболее готовые к приватизации компании из первого перечня.

 

- На основе чего будет приниматься  решение о ликвидации компаний?

- Есть компании, которые сегодня не ведут хозяйственной деятельности. В свое время они были созданы, например, для реализации каких-то отдельных проектов и так далее. Они свою работу завершили. Есть какие-то компании сервисные, в которых уже нет необходимости. Если компания убыточная, у нее нет перспектив развития и нет социального аспекта, зачем их тянуть? Их нужно ликвидировать.

 

- Какие это компании, например?

- Все компании разные и по каждой из них проектный офис по приватизации фонда проводит тщательный анализ, предлагает различные решения. Далее, это решение уже согласовывается с госкомиссией по модернизации экономики под председательством премьер-министра Казахстана. И только после этого, можно говорить о каких-то конкретных компаниях.

 

- Не считаете ли вы, что текущий кризис может негативно отразиться на планах по IPO компаний фонда?

- Международная практика показывает, что период подготовки к IPO занимает от 9-ти месяцев до 2-х лет в среднем. За этот период компания проходит колоссальный путь предпродажной подготовки, то есть улучшает корпоративное управление, приводит в соответствие с международными стандартами отчетность, бизнес-процессы и так далее. Ориентировочно, мы предполагаем, что публичные размещения мы будем проводить с 2018 по 2020 годы. У нас есть почти 2 года на подготовку. Однозначно будут привлекаться внешние консультанты, которые будут сопровождать эту сделку. Для нас сейчас приоритетная задача – предпродажная подготовка. Мы еще не определили, какие компании пойдут на биржу в первую очередь, какие позднее – эта работа сейчас идет.

 

- Проявляли ли уже инвесторы интерес к каким-либо активам из перечня?

- Да, конечно. Интересуются инвесторы как из Соединенных Штатов, так и из Европы, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии. Но мы думаем, что в первую очередь будут заинтересованы в приобретении наших долей те компании, которые уже работают в Казахстане. Как вы знаете, мы выставляем на приватизацию доли в совместных компаниях, где сегодня нашими партнерами являются, к примеру, GeneralElectric, Talgo, другие ведущие международные корпорации. Мы рассчитываем, что многие из них захотят увеличить свою долю в совместных предприятиях.

 

- Недавно в одном из интервью СМИ вы отметили, что при приватизации AirAstana Казахстан намерен сохранить 51% доли в компании. Фонду сейчас принадлежит 51%, BAE Systems 49%. Таким образом, компания BAE Systems намерена выйти из доли в AirAstana или продать ее часть фонду?

- Нет, по нашим сведениям в данный момент BAE Systems не собирается продавать свою долю. В том интервью разговор шел о казахстанской доле: то есть не о доле фонда, а в целом о доле казахстанской стороны. В этой отрасли есть определенные международные обязательства, по которым в этой компании казахстанская сторона, это необязательно "Самрук-Казына", должна владеть контрольным пакетом. Поэтому фонд часть своей доли будет продавать, и эту долю, скорее всего, будет покупать казахстанская компания. Тогда в этой компании доля казахстанской стороны сохранится, и международные обязательства будут сохранены. Безусловно, все эти вопросы требуют дополнительного изучения, но пока видение такое.

 

- Какие-то компании уже проявляли интерес?

- Пока об этом говорить было бы преждевременно. Идет подготовительная фаза. Это серьезный и длительный процесс. Так, все компании без исключения проходят оценку и привлекается независимый оценщик. Для активов, балансовая стоимость которых свыше 2,5 млн МРП - это более 5 млрд тенге - привлекаются еще и независимые консультанты. Совместно с этими консультантами мы будем готовить компании, изучать рынок, вести поиск стратегического партнера, готовить предложения по приватизации. Эти предложения рассматривает сама компания, у нее есть уполномоченные органы: правление, совет директоров. После этого предложение выходит на отраслевую комиссию, которая создана в наших дочерних компаниях. Если там все полностью согласовано, предложения выходят на уровень фонда, а в фонде, как я уже отмечал ранее, создан проектный офис с привлечением таких международных консультантов, как BCG. В проектном офисе консолидируются предложения со всех “дочек”. Все эти предложения выносятся на рассмотрение государственной комиссии по модернизации экономики под председательством премьер-министра.Если у всех есть четкое понимание о том, что этот актив продается таким-то способом, тогда дальше он уже идет на реализацию. Такой уровень принятия решений обеспечивает полную прозрачность и объективность принятия решений.

 

- Изначально говорилось, что при IPO будет выставляться не более 25% акций компаний. Доля может быть и меньше?

- В среднем доля, которая выставляется на IPO по стратегическим активам, где-то на уровне 25%. Она может быть чуть меньше или чуть больше. Но контроль по стратегическим активам останется у государства. Окончательные доли мы утвердим с консультантами и в уполномоченных органах. К осени будет понимание, какой актив мы в первую очередь на IPO будем выставлять в 2018 году.

При этом, учитывая опять-таки национальный интерес, приоритетной площадкой мы считаем МФЦА - Международный финансовый центр “Астана”.Понятно, что во многом нам было бы проще провести размещения на Лондонской бирже или в Гонконге. Процедуры там уже отработаны и понятны, инвесторы хорошо знакомы с этими площадками. Но, чтобы развивать национальную площадку и рынок ценных бумаг внутри Казахстана, нам нужно все-таки здесь посильную помощь оказать МФЦА. Национальные интересы мы ставим выше тех исключительно финансовых выгод, которые фонд мог бы получить, выйдя, например, на Лондон.

Приоритет национальных интересов закреплен в идеологии программы приватизации фонда, которую мы утвердили на совете директоров “Самрук-Казына” и на государственной комиссии по модернизации экономики. Согласно этой идеологии, мы также предоставляем равный доступ всем инвесторам, не только локальным. Например, в России, Китае ограничивали внешних инвесторов. Мы говорим о равном доступе как для казахстанцев, так и для международных инвесторов. Но при этом, если, например, локальный инвестор и внешний инвестор дали абсолютно одинаковые предложения, то, конечно, приоритет будет отдаваться локальному инвестору или совместной компании с участием казахстанской стороны.

Привлечение международных инвесторов тоже очень важно для развития экономики Казахстана. Это - не только деньги, но и люди, технологии, инновации.

 

- Аналитики считают нецелесообразным проводить IPO "КазМунайГаза" при сохранении на рынке акций "Разведка ДобычаКазМунайГаз". Планируется ли в связи с этим делистинг акций РД с Лондонской биржи?

- Международная практика показывает, что очень много компаний выходит на IPO, владея при этом долями в публичных компаниях, которые сегодня торгуются. Поэтому листинг или делистинг "Разведка ДобычаКазМунайГаз" абсолютно не мешает IPO “КазМунайГаза”. Оно и в этом состоянии может выйти, и с делистингом может выйти.

 

- Спасибо за интервью!

 


Июнь, 2016
© 2018 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 17-19 февраля

  • 1 USD 319,42 KZT
  • 1 EUR 400,04 KZT
  • 1 RUR 5,66 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close