Обновлено: 17.11.2018, 12:23 (АСТ)

Генеральный директор АО «Казэнергокабель» Олег КРУК:
БИЗНЕС НУЖДАЕТСЯ В «ПОДУШКЕ БЕЗОПАСНОСТИ» - НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЕ ПОД ОБОРОТ СРЕДСТВ


Начало года предполагает подведение итогов и планов на перспективу. Однако в сложившейся экономической ситуации руководители предприятий больше озабочены сохранением коллектива и бизнеса в целом, ввиду отсутствия портфеля заказов и радужных перспектив. Обо всем этом в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» рассказал гендиректор павлодарского АО «Казэнергокабель» Олег КРУК.

 

- Год минувший был сложным, начался он с падения курса рубля, в результате чего наши соседи получили значительные ценовые преимущества и буквально обрушили казахстанский рынок. Вы сами, конечно, помните, какое количество российского товара было завезено в республику.  Покупали всё: машины, квартиры, оборудование и даже продукты питания. Это ударило по всему бизнесу, и мы в этом смысле не исключение. Везли из России и дешевый кабель. Угнаться за соседями в плане цен нам с нашим кабелем, привязанным к доллару, было просто невозможно.

 

- Вы же используете казахстанское сырье?

- Вы правы. Самая большая составляющая в себестоимости производимой нами кабельной продукции – это металл, из которого он сделан – медь или алюминий. И медь, и алюминий у нас казахстанские, расплачиваемся мы за них в тенге. Но стоимость, по которой мы их приобретаем, формируется, в долларах, исходя из цен на Лондонской бирже металлов, и пересчитывается в тенге по текущему курсу доллара на момент поставки. Это прописано в контрактах. Еще часть материалов мы берем в Европе, в Китае, то есть тоже за валюту. Вот и получается, что имея долю казахстанского содержания от 70 до 100%,  мы, тем не менее, напрямую зависим от курса доллара.

 

- Но вернемся все же к итогам года. Каковы они?

- Окончательные цифры еще подбиваются и станут известны, когда завершится аудит. Надеюсь, год мы закончили без убытков, но возможность «минусового» результата я также не исключаю. Злую шутку может сыграть курсовая разница, которая стала следствием высокой волатильности нашей валюты в минувшем году. По объему физического выпуска продукции мы, скорее, сработали с «плюсом», но в денежном выражении «минус» не исключен. Но меня на сегодня больше беспокоит не то, как завершился минувший год, а то, как начинается текущий. Вследствие сворачивания большого количества проектов – как государственных, так и частных, значительно сократилась потребность в товарах инвестиционной направленности, к которым, в частности, относится и кабельная продукция. Сегодня портфель перспективных заказов фактически отсутствует. Более или менее стабильно мы сегодня работаем лишь с организациями – подрядчиками на объектах программы «Нурлы жол». Но и тут есть свои сложности. Проект был сверстан несколько лет назад. Тогда же была сформирована и сметная стоимость. Разумеется, никто не мог предвидеть столь значительного изменения курса национальной валюты и, соответственно, себестоимости материалов. Пропорционально изменить сметную стоимость сейчас никто просто не даст. Вот и получается, что по старым ценам работать не можем мы, а по нынешнем – заказчик.

 

- Олег Павлович, но есть еще хорошая перспектива поучаствовать в ЭКСПО, которая предполагает большой объемом строительства.

- Пока разовые заказы. Вели переговоры почти полтора года. Сегодня есть существенные подвижки, подрядчики стали поворачиваться лицом к отечественным производителям. Но финальную точку в переговорах ставить еще рано, не будем загадывать.

 

- Хорошо, а что с вашим вторым продуктом – алюминиевой катанкой?

- Пока сложно сказать определенно. Начало года - мертвый сезон. Сейчас для нас важно сохранить коллектив. О каком-либо сокращении боюсь даже и думать, ведь таких специалистов потом просто нигде не найти. Весной ожидаем оживление рынка. Хотя уже сейчас можно определенно сказать, что год будет непростым. Усилилась конкуренция с нашим основным оппонентом – компанией «Русал», которая предприняла ряд существенных мер для привлечения как внутренних российских потребителей, так и потребителей на рынке Узбекистана. Прежде всего ценой. А именно в эти страны мы экспортируем нашу катанку. Поэтому работать станет сложнее.

 

- А в Казахстане?

- Да, кроме нас есть еще два предприятия. Одно - в Талдыкоргане, второе, совсем новое производство – в Шымкенте. Если у них все раскрутится, то это будут серьезные конкуренты.

 

- Есть ли у вас преимущество в том, что сырье вы берете «дома»?

- Значительного нет. Разумеется, затраты на логистику при поставке сырья, т.е. алюминиевой чушки, у нас значительно ниже. Но основной рынок потребления катанки – это юг Казахстана и Узбекистан. И вот здесь уже преимущество в логистике у наших южных коллег. Но мы на этом рынке, дольше всех - уже шестой год. Значит опыта больше, а это тоже кое-что да значит.

 

- Олег Павлович, в прошлом году у вас были не простые отношения с производителем алюминиевой чушки, вашего сырья. Как они на сегодня складываются?

- Дело не в конкретном предприятии, а в целом во всем сырьевом кластере, с которым есть вопросы, требующие разрешения.

 

- Что вы имеете в виду?

- В прошлом году у нас существовали разногласия по объемам выделяемого сырья, которые на сегодня, к счастью, отсутствуют. Сейчас проблема другого характера. Мы вынуждены покупать сырье по предоплате. Что это означает? Это значит, что с момента перечисления денег за сырье нашим поставщикам до возврата денежных средств от наших клиентов за готовую продукцию проходит от одного до трех месяцев. Посудите сами: привезти сырье – неделя-полторы; изготовить катанку – еще две недели; произвести из катанки кабельную продукцию – плюс еще месяц; еще неделя – две – на логистику до наших клиентов, ну и отсрочка по оплате 30-60 дней. Работать с нашими потребителями по предоплате не получается. Правила закупок фонда «Самрук-Казына», а это самый главный сегмент рынка, подразумевают лишь 30% предоплаты. Остальное приходится ждать. Такая же история с государственными закупками и закупками недропользователей. Строительные и монтажные подрядные организации тоже не могут давать предоплаты, так как сами получают оплату лишь после сдачи объектов и закрытия форм. Самое парадоксальное, что и сами наши поставщики сырья, являясь одновременно и нашими покупателями, приобретают кабельную продукцию только на условиях постоплаты.

Получается, чтобы нормально работать, нужно постоянно держать в обороте средства, равные трехмесячному объему производства. В нашем случае это несколько миллиардов. Где взять эту необходимую для предприятия «подушку безопасности» - оборотные средства? Обращаюсь в банк. Сначала залог. У нас - это имущество. Банк оценивает его, скажем, в миллиард, а выдает нам только половину суммы, чтобы уменьшить свои риски. Но и эти деньги получить - проблема. Сейчас взять в казахстанских банках кредит в национальной валюте практически нереально. Несмотря на то, что президент говорит о необходимости повышения статуса тенге, нам предлагают кредитоваться только в долларах или рублях. Получается, что бизнес наказывают несколько раз, заставляя дважды терять на обменных курсах – сначала при получении кредита, а затем при его погашении.

Что я предлагаю? Необходимо, прежде всего, сократить объем необходимых оборотных средств. Возможно, это сделать путем значительного увеличения доли предоплаты при закупках у отечественных товаропроизводителей фондом «Самрук-Казына», при государственных закупках и закупках недропользователей. К последним, кстати, относятся и наши поставщики металлов. Второй путь – поставка сырья и материалов на условиях отсрочки платежа. Возможно, здесь им понадобятся определенные гарантии. Эти гарантии, хотя бы для тех предприятий, которые давно на этом рынке, могло бы дать государство. Другой выход – увеличение кредитных линий для производителей.

На мой взгляд, хорошее предложение озвучил председатель правления НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов, говоря о необходимости создания специальных институтов. Например, раньше кредит выдавали под конкретные проекты, под гарантии государства. Допустим, я участвую в программе «Нурлы жол». Я предъявляю контракт, и меня под него кредитуют. Гарантом оплаты в данном случае будет являться главный заказчик – государство. Возможно, я смотрю на эту проблему только со своей колокольни, но для более широкого обзора в стране, я думаю, есть достаточно квалифицированные и авторитетные специалисты в нашем правительстве, которые могут и должны разработать свои механизмы выхода из сложившейся ситуации. Ведь она актуальна не для нашего отдельно взятого предприятия, а для бизнеса в целом.

 

- Спасибо за интервью!

 


Февраль, 2016
© 2018 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 17-19 ноября

  • 1 USD 367.06 KZT
  • 1 EUR 416.17 KZT
  • 1 RUR 5.56 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close