Обновлено: 21.02.2018, 17:20 (АСТ)

Член коллегии (министр) по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур СУЛЕЙМЕНОВ:
КОНКУРЕНЦИЯ В РАМКАХ ЕАЭС ПОВЫСИТ КАЧЕСТВО ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ


Договор о Евразийском экономическом союзе между Казахстаном, Россией и Беларусью готовится к подписанию. Все "развилки" пройдены и принципиальных разногласий между сторонами нет. О том, какие перемены нас ждут в финансовом блоке, в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал член коллегии по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Сулейменов.

- До подписания Договора о Евразийском экономическом союзе между Казахстаном, Россией и Беларусью осталось несколько дней. Какие основные аспекты документа Вы можете отметить?

- Исходя из поручения президентов, которое было дано Комиссии и правительствам сторон, нам необходимо было кодифицировать, систематизировать, привести к единому понятийному аппарату все документы и наработки, которые у нас были в рамках Таможенного союза, Единого экономического пространства, а также те соглашения и договоры, которые сохраняют актуальность из нормативной базы ЕврАзЭС. Документ получился достаточно объемным, что делает его достаточно детализированным и направленным на прямое действие.

Это не документ декларативного характера, а документ прямого действия, как кодекс. Он состоит из порядка 25 разделов, есть институциональная часть, которая говорит об органах Союза, как происходит голосование, описывает общие цели и задачи. Есть и функциональная часть, которая направлена на регулирование, определение наших взаимоотношений по различным секторам. Семь разделов посвящены тем вопросам, которые курируются блоком экономики и финансов Комиссии. 

Хочу подчеркнуть, что во многом договор кодифицирует, собирает то, что уже было. Большая часть договора не представляет чего-то фундаментально нового, это то, что мы уже имеем в рамках ТС и ЕЭП. В то же время есть и новые направления сотрудничества.
Особенно значимой новеллой является создание единого рынка услуг и инвестиций. В рамках ТС мы создали единый рынок товаров, но нам необходимо обеспечить свободное движение не только товаров, но и услуг, капиталов и рабочей силы. Обеспечив только первое, мы не можем сказать, что наш экономический союз состоялся. Наши экономики достаточно современные, хотя и не достаточно диверсифицированные. Современная экономика отличается тем, что сектор услуг в ней занимает более 50%. Поэтому для полного раскрытия потенциала нашего экономического союза нам нужно обеспечить единый рынок услуг. В договоре большой раздел и приложение к этому разделу посвящены конкретным механизмам создания единого рынка услуг.

Единый рынок услуг – это состояние регулирования данного рынка, где сторонами не применяются дискриминационные ограничения, изъятия любого характера. Применяется полноценный национальный режим. Страна рассматривает услугодателя страны-партнера как своего, то есть регулятору нельзя сказать, что вот этими видами услуг в стране будут заниматься только россияне, белорусы или казахстанцы. Мы должны рассматривать любые предприятия "тройки" как свои. Единый рынок услуг – это снятие барьеров и ограничений.

Второй важный аспект – обеспечение взаимного признания лицензий. Как вы знаете, большое количество секторов, особенно чувствительных, лицензируется либо регулируется какими-то другими специальным инструментами допуска. Все эти инструменты национального характера. Они выдаются в одной стране конкретным лицензиаром, конкретным компетентным органом. Например, строительная лицензия. Получив ее в Казахстане, работать в России по этой лицензии ты не сможешь. Наша задача в рамках построения единого рынка услуг – обеспечить взаимное признание разрешительных документов. Получил такую лицензию, можешь ехать спокойно в другую страну-партнера и работать на основе этой лицензии. Конечно, это требует большой работы по гармонизации законодательства, лицензионно-квалификационных требований, вопросов, связанных с отчетностью, надзором и так далее. Это большой блок работы, который нам еще предстоит пройти.

Третье – это административное сотрудничество и информационный обмен. Мы будем обеспечивать возможность для регулятора одной страны получать своевременно и в полном объеме информацию, связанную с конкретным хозяйствующим объектом другой страны, который приходит на рынок. Это крайне важно. Задачи по обеспечению безопасности продукции и достаточного качества услуг всегда стоят в приоритете.

Есть новеллы в договоре и по социальному блоку. Мы прописали, что страхование и медицинское обеспечение наших граждан будет происходить по национальному режиму. Грубо говоря, вам будет обеспечиваться тот же объем медицинской помощи в Беларуси и России, который предоставляется бесплатно в этих государствах для своих граждан. Это тоже крайне важно. Мы хотим, чтобы наши трудовые рынки сомкнулись и дополняли друг друга, чтобы у нас не было дефицита кадров в важнейших секторах экономики.

Новеллой является и создание единого финансового рынка. Единый финансовый рынок примерно отвечает тем же самым требованиям, которые я описал выше, но с определенными дополнительными особенностями, которые диктуются чувствительностью и значимостью финансового рынка. Мы договорились, что к 2025 году гармонизируем все требования, все аспекты финансового регулирования в наших странах, обеспечим взаимное признание банковских, страховых лицензий, лицензий на рынке ценных бумаг. Если мы будем двигаться оптимально и достаточно быстро, то я думаю, что по некоторым компонентам финансового рынка мы это увидим раньше. Еще одним отличием финансового рынка является то, что мы договорились о создании наднационального финансового регулятора, потому что финансы – это крайне значимая, зарегулированная сфера. Создавая единый финансовый рынок, мы должны обеспечить надзор, регулирование над субъектами финансового рынка из одного источника.

- Известно, что регулятор будет располагаться в Алматы. Как будет формироваться управление? Как будет происходить его деятельность?

- Об этом пока рано говорить, потому что сначала надо иметь что регулировать, а уже потом создавать регулятора. Это правильный подход.

- Вы говорили о том, что переходный период по формированию единого финансового рынка будет до 2025 года. А что по остальным услугам?

- Рынок услуг сам по себе неоднороден. Есть услуги парикмахерские, есть услуги строительные, есть услуги аудиторские. Понятно, что, когда мы говорим о рынке услуг, мы подразумеваем совокупность этих услуг, но рассматриваем каждый сектор услуг отдельно.

Мы разбили услуги на сектора. По некоторым правила единого рынка, о которых я говорил, заработают с 1 января 2015 года, потому что там есть уже достаточное понимание между странами и нет больших ограничений, существенного государственного регулирования. По другим, чуть более зарегулированным секторам, есть особенности национального характера. По ним единый рынок услуг будет создаваться через "дорожные карты". Например, строительный рынок. Нельзя сказать, что завтра строители будут приходить друг к другу на рынок и работать. Это сложный рынок, его надо выписывать. Будет создаваться "дорожная карта", описывающая, что необходимо привести в соответствие, какие акты национальные поменять, какие дополнительные международные соглашения необходимо принять, какой наладить информационный обмен. То есть конкретные действия, конкретные нормативно-правовые акты, сроки и ответственный исполнитель.

После реализации "дорожных карт" правила единого рынка заработают и в секторах второй корзины.

Третья корзина – это там, где стороны на данном этапе не хотят создавать единый рынок, потому что не во всех секторах это экономически целесообразно или нужно. В некоторых секторах стороны говорят: на данном этапе мы не готовы, мы не хотим конкуренции. Но здесь еще переговоры не закончены. Например, тот же строительный рынок. Россия и Беларусь договорились, что строительный рынок они будут гармонизировать и создавать его быстрее, потому что у них он примерно на одном уровне и они в рамках Союзного государства какие-то мероприятия уже проводили. Казахстан говорит: нет, мы не хотим пока создавать единый строительный рынок. Это не значит, что он закрытый, но пока регулировать его страна будет строго исходя из национального законодательства, а постепенно уже будет приводить правила к единому знаменателю. Своего рода разноскоростная либерализация рынка услуг тоже возможна.

- Как будут формироваться макроэкономические показатели Союза? Будут ли единые подходы к их формированию?

- Они у нас уже есть. Я подчеркну, что они уже работают с 2012 года. У нас есть соглашение по макроэкономической политике, которое и в рамках ЕЭП действовало. Мы приняли на себя обязательство по соблюдению ключевых макроэкономических показателей. Это уровень государственного долга, уровень инфляции и дефицит государственного бюджета, которые мы обязаны выдерживать, для того чтобы общая макроэкономическая стабильность нашего сообщества была обеспечена. Мы это делаем. Показатели всеми странами выдерживаются. Исключением был только уровень инфляции, который в Беларуси был достаточно высоким в последние годы, но в целом выдерживаются все эти требования.

Кроме того, мы договорились, что стороны будут обмениваться своими прогнозными проектировками, то есть какие ключевые макроэкономические показатели и ориентиры они собираются закладывать в проекты своих государственных бюджетов. Ключевые вопросы – цена на нефть, курс национальной валюты к доллару. Такого характера важнейшими макроэкономическими индикаторами стороны будут обмениваться друг с другом и с Комиссией, таким образом координировать свою макроэкономическую политику.

Плюс Комиссия уже сейчас разрабатывает макроэкономический прогноз, который имеет рекомендательный характер, то есть ни в коем случае Комиссия ничего не может диктовать правительствам в этом направлении. Но сводную прогнозную и аналитическую функцию того, что происходит в экономике государств, мы делаем. Мы это готовим, утверждаем решением президентов, которое говорит: рекомендовать сторонам учитывать сводную прогнозную информацию при реализации своей экономической политики по секторам. Макроэкономика, таким образом, попадает у нас под понятие согласованной и скоординированной политики.

- Давайте остановимся подробнее на едином финансовом рынке. Что будет происходить в странах до 2025 года?

- У нас есть в союзном договоре раздел и есть приложение по финансовому рынку. Но этого, естественно, мало. У нас сейчас уже разработаны два соглашения для формирования единого финансового рынка. Соглашение о требованиях по осуществлению деятельности на финансовом рынке, где мы прописываем уже конкретно, какие аспекты финансового регулирования будут гармонизированы и к какому сроку.

Допустим, к 2017 году мы гармонизируем вопросы, связанные с защитой прав потребителей финансовых услуг, согласуем понятийный аппарат, организационно-правовую форму финансовых учреждений. Затем с 2017 до 2020 года мы будем согласовывать вещи, связанные с пруденциальными требованиями, отчетностью и так далее. На последнем этапе, к 2023 году, мы гармонизируем наши надзорные требования, с тем чтобы надзор за финансовыми организациями проводился в общем ключе.

Если говорить еще более детально, то у нас есть план гармонизации, который мы сейчас разрабатываем со сторонами, центральными банками, министерствами финансов. Это детальнейший документ, в котором указывается конкретный нормативный акт каждой стороны и что там необходимо изменить и к какому сроку. После разработки и согласования со сторонами его утвердят президенты. Это будет поручением национальным банкам, правительствам и Комиссии - вести по нему работу с отчетом о проделанной работе. Комиссия будет вести мониторинг исполнения этого плана, докладывать на уровень вице-премьеров, премьеров и президентов о ходе его исполнения.

- Когда Вы планируете представить этот документ президентам на согласование?

- Это документ большой и объемный, я думаю, это займет время у нас до 2015 года.

- Как банки трех стран будут интегрироваться в единый финансовый рынок?

- Как банки будут интегрироваться– это вопрос хозяйственный, вопрос экономический. У нас хозяйствующие субъекты не спрашивают, как им себя вести, заходить на тот или иной рынок или нет. Мы можем только создать среду. И сейчас никто не мешает казахстанским банкам работать в России, российским – в Казахстане. Сейчас российские банки уже представлены в Казахстане и наоборот. Естественно, значительную активизацию данных процессов можно будет наблюдать после создания единого рынка, когда не надо будет создавать дочернее акционерное общество, а можно будет осуществлять деятельность через филиал. Например, Сбербанк сможет осуществлять свою деятельность в Казахстане через филиал, и Казкоммерцбанк сможет работать через филиал в Москве на основании лицензии, выданной в Казахстане.

Здесь, конечно, важен аспект честной конкуренции. Вопросы, связанные с участием государства в банковской системе важны везде. Это влияет на доступ к определенным рынкам, преференциям, на стоимость привлеченных ресурсов. В отношении последнего, если ресурсы привлекаются не по рыночной цене, это, конечно, очень большой вопрос, и он сильно влияет на конкуренцию. Сейчас у нас в Комиссии есть антимонопольный блок, который занимается этими вопросами в части рынков товаров. В рамках построения единого финансового рынка мы планируем, что обеспечение конкуренции на едином финансовом рынке будет отдельным аспектом нашей работы. Ни одна сторона не предоставит возможности работать на своем рынке, если она не будет уверена, что работа проходит в справедливом, рыночном ключе. Мы это понимаем.

- Какие положительные моменты ощутит на себе население трех стран после создания единого рынка финансовых услуг?

- Самый важный аспект для физических лиц – это качество и стоимость предоставляемых услуг. При повышении конкуренции на рынке автоматически повышается качество и снижается стоимость. Хотите иметь депозитную ставку выше? Тогда надо, чтобы было больше банков, которые, конкурируя друг с другом, будут предоставлять более высокую ставку, лучшие условия. Не хотите? Тогда пусть будет небольшое количество банков, которые будут диктовать условия потребителям. Конкуренция открывает двери для соревнования, для стремления улучшить услуги, снизить их стоимость и, таким образом, конечно, дать плюсы потребителям – как юридическим, так и физическим лицам.

 

- Спасибо за интервью!


Май, 2014
© 2018 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

КУРСЫ ВАЛЮТ

на 21 февраля

  • 1 USD 318,99 KZT
  • 1 EUR 393,70 KZT
  • 1 RUR 5,62 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан





Error message here!

Show Error message here!

Close