Обновлено: 23.05.2018, 21:17 (АСТ)

Эксперт регионального отделения ФАО ООН Степан ТАНИЧ:
БОЛЕЕ 5 МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК ВСЕ ЕЩЕ СТРАДАЮТ ОТ НЕДОЕДАНИЯ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ И КАВКАЗА


Миллионы людей по всему миру, несмотря на значительный технологический прогресс, все еще испытывают недостаток в еде. Как справляются с этой проблемой страны Центральной Азии и Кавказа, рассказал агентству "Интерфакс-Казахстан" эксперт регионального отделения ФАО ООН по вопросам развития агробизнеса и предпринимательства Степан ТАНИЧ.

 

- Господин Танич, давайте начнем с вопроса об уровне бедности в субрегионе. В каких странах ситуация наиболее острая?

- В первую очередь хотелось бы отметить, что субрегион Кавказа и Центральной Азии (КЦА) включает страны с низким и средним уровнем доходов. Казахстан является самой богатой страной, а Кыргызстан и Таджикистан находятся на другом конце этого спектра. В обеих странах с 2000 года практически не отмечается улучшения положения с точки зрения доходов на душу населения, причем они в значительной степени экономически зависят от денежных переводов, в основном из России.

     В частности, денежные переводы в Кыргызстане составляет 31% ВВП этой страны. В Таджикистане эта доля составляет 48%, что является самым высоким показателем в мире (Всемирный банк, 2013). В целом, во всем субрегионе бедность более распространена в сельской местности, чем в городах. Она также тесно связана с наличием детей в семье, причем риск оказаться в условиях бедности возрастает с появлением каждого дополнительного ребенка.

     Кроме того, данные, представленные министерством сельского хозяйства США (2012 год), свидетельствуют о том, что в большинстве стран КЦА расходы домохозяйств на конечное потребление продуктов питания в домашних условиях составляли более 30% от общего объема расходов. Для сравнения, потребитель в Германии в среднем тратит около 10%, а в Чехии средние затраты на продовольствие составляют 13%. Однако, как и многие другие показатели, измеряющие уровень продовольственной безопасности, они отражают лишь средние величины. Самые бедные слои населения, как правило, тратят гораздо более высокий процент своих доходов на продукты питания.

 

- В каких странах региона проблема голода и недоедания наиболее острая и почему?

- Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан представляют собой три страны, где масштабы недоедания по-прежнему превышают 5%.

     Так, в Кыргызстане, по данным на 2011-2013 годы, этот процент составляет 5,9, или 0,3 млн человек. Ситуация в этой стране значительно улучшилась по сравнению с 1990-1992 годами, когда еды не хватало 17,7% населения, или 0,8 млн человек.

     Между тем в Таджикистане в настоящее время процент людей, которые недоедают, остался практически на уровне начала 90-х годов и понизился лишь на 0,1%, составив 30,2%. При этом фактически число недоедающих возросло с 1,7 до 2,1 млн человек.

     В Узбекистане ситуация также вызывает беспокойство, так как в стране испытывают недостаток в еде 1,6 млн человек, или 5,7%.

     В общей сложности в странах Кавказа и Центральной Азии страдают от недоедания 7% населения, или 5,5 млн человек. В 1990-1992 годах цифры были значительно выше – 9,7 млн человек, или 14,4%.

 

- Есть ли данные, как отразилась эта ситуация на здоровье людей в субрегионе?

     Недоедание, измеряемое потреблением калорий, является лишь одним из аспектов. Для многих стран в субрегионах Европейской части СНГ, КЦА и Юго-Восточной Европы (ЮВЕ) более существенной проблемой является недостаточный уровень потребления питательных микроэлементов и качество питания, не достигающее оптимального уровня. Именно по этим показателям данные страны часто имеют более низкий статус, чем другие регионы мира.

     Проблема задержки роста среди детей в возрасте до пяти лет приобретает широкие масштабы и вызывает тревогу в Азербайджане и Таджикистане. В целом, средняя процентная доля детей с задержкой роста (в возрасте до пяти лет) в субрегионе КЦА более чем в три раза выше, чем в субрегионе Европейской части СНГ (в среднем 6%).

 

- Страны Центральной Азии всегда славились своими овощами и фруктами, неужели рацион такой скудный?

     Да, в ряде стран КЦА и ЮВЕ питание остается довольно однообразным. Например, в Азербайджане и Таджикистане люди получают более 60% своей энергии за счет крахмалистых продуктов. Напротив, доля энергии, получаемой из продуктов животного происхождения, остается довольно низкой и составляет 16% и 10%. Тем не менее, важно иметь в виду, что это лишь средние показатели. Таким образом, самые бедные группы по доходам, как правило, питаются даже менее разнообразно.

     В Узбекистане, например, группа с самыми низкими доходами получает 73% своего ежедневного рациона калорий за счет зерновых и только 10% – за счет молочных и мясных продуктов. С другой стороны, группа с самыми высокими доходами питается более сбалансированным образом; 48% ежедневного потребления калорий обеспечивается за счет зерновых и 29% – за счет продуктов животного происхождения.

     Кроме того, в соответствии с расчетами, предоставленными Группой экономической информации, в 2013 году Азербайджан, Таджикистан и Узбекистан отставали от среднего мирового показателя наличия животного железа (сумма железа, получаемого из продуктов животного происхождения), а также общего качества белка, которым измеряется присутствие девяти незаменимых аминокислот в среднем национальном рационе питания.

     Например, каждый гражданин Таджикистана ежедневно потребляет в среднем менее 0,9 мг железа животного происхождения в отличие от среднего показателя в 3,8 мг в Казахстане и 4,1 мг в России. Одним из факторов, способствующих недоеданию во всем субрегионе, является общее отсутствие знаний о надлежащей практике питания и отсутствие соответствующих образовательных программ.

     В положительном плане можно отметить, что за последние два десятилетия в странах субрегиона КЦА отмечается рост производства фруктов и овощей, что очень важно для улучшения рациона питания. Например, за период с 1991 по 2010 год производство овощей в странах Центральной Азии увеличилось на 72%, причем самые высокие годовые темпы роста отмечались в Таджикистане и Узбекистане. Что касается фруктов, то их производство в регионе увеличилось на 60%. Подобные позитивные тенденции наблюдались также в Армении и Азербайджане.

     Несмотря на положительные темпы роста производства продовольствия в Таджикистане, в том числе производства мяса, результаты проведенного недавно исследования свидетельствуют, что пищевая ценность рациона питания среднестатистического таджикского гражданина находится ниже уровня, необходимого для поддержания физиологического здоровья в отношении всех категорий питательных веществ, за исключением жиров. Особенно отмечается нехватка питательных веществ, получаемых из рыбы и морепродуктов; в 2011 году фактическое потребление таких продуктов составляло лишь 1,3% от общей нормы физиологической потребности. Этот пример еще раз подчеркивает ту важную роль, которую доходы играют в обеспечении продовольственной безопасности домашних хозяйств.

 

- Отмечается ли в регионе рост числа людей, страдающих ожирением?

     Да, хотелось бы отметить, что еще один аспект недоедания связан с увеличением числа людей с избыточным весом. Процентная доля людей, страдающих от избыточного веса и ожирения, во всех трех субрегионах значительно превышает средний показатель в мире, который составляет 34,1%. Таким образом, почти 48% людей в странах КЦА и более чем 50% в Европейской части СНГ и ЮВЕ имеют избыточный вес или страдают от ожирения. В Боснии и Герцеговине и Турции этот показатель превышает 60%.

     Прогнозы ФАО показывают, что в менее развитых странах в регионе Европы и Центральной Азии, как ожидается, к 2050 году будет отмечаться один из самых высоких уровней ожирения в мире. Это приведет к увеличению риска возникновения связанных с питанием неинфекционных заболеваний во всех трех субрегионах, что значительно увеличит нагрузку на медицинские учреждения, особенно в бедных странах, которые располагают меньшими финансовыми ресурсами.

 

- Как обстоит ситуация с потерей продовольствия и пищевыми отходами в регионе? Какой объем продуктов выбрасывается?

- В случае с Центральной Азией все страны, кроме Казахстана, находятся в группе государств с низкими доходами. В зависимости от товарной группы и этапа в пищевой цепочке в странах с низкими доходами объем продовольственных потерь и отходов варьируется от 8% (молочные продукты) до 80% (клубневые культуры). Большая часть потерь приходится на ранние этапы поставки продуктов питания, а меньшая доля продуктов выбрасывается на стадии потребления.

     В странах со средним уровнем доходов степень продовольственных потерь и отходов варьируется от 12% (рыба и рыбные продукты) до 45% (фрукты и овощи). Между тем в Казахстане объемы потерь и отходов различаются в зависимости от того, кем был произведен и продан конкретный продукт. Мелкие производители и торговцы используют устаревшие советские технологии, крупные же применяют современный опыт производства и продажи товара.

 

- В январе 2014 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что наряду с производством естественного продовольствия необходимо вести разработку засухоустойчивых и генномодифицированых культур. С точки вашей точки зрения, насколько это целесообразно для Казахстана?

- Директор ФАО Жозе Грациану да Силва во время конференций, интервью с журналистами и двухсторонних встреч неоднократно повторял, что в настоящее время для обеспечения населения планеты достаточными объемами продовольствия нет необходимости в использовании ГМО (трансгенных организмов).

     В чем человечество нуждается сегодня, так это в проведении классических "зеленых революций" в тех странах, где такого перехода не было. При этом с учетом изменения климата и погодных условий, оказывающих очевидное влияние на сектор сельского хозяйства, нам могут потребоваться технологии ГМО когда-нибудь в будущем.

     К сожалению, во многих странах субрегиона КЦА акцент в сельскохозяйственной политике в настоящее время делается на экстенсивные методы расширения производства, опираясь в основном на производство одного или двух видов товаров.

     Так, за период с 1991 по 2006 год Узбекистан расширил площади под пшеницу на 196% (с 488 тыс. до 1,5 млн га). В результате такая политика позволила значительно повысить уровень производства пшеницы и муки. В то же время экстенсивное расширение территорий привело к вводу в эксплуатацию истощенных и менее плодородных земель. Это привело к неправильному использованию земли, удобрений и водных ресурсов, в то время как доходность остается довольно низкой в этих частях страны.

     Казахстан аналогично увеличил свои посевные площади почти на 42% после 2001 года, однако урожайность пшеницы за последние десять лет снизилась на 30% и является одной из самых низких в субрегионе.

     Важно отметить, что, несмотря на довольно агрессивную политику по достижению самодостаточности, которую проводит Узбекистан, он является одной из двух стран в субрегионе, в которых отмечается наиболее критическая ситуация с продовольственной безопасностью с точки зрения целей развития тысячелетия и Всемирного продовольственного саммита. Это говорит о том, что в то время, как акцент на улучшение сельскохозяйственного производства является без сомнения важным и необходимым, это должно достигаться эффективным с экономической точки зрения образом и в сочетании с другими инструментами политики.

 

- Как отражается на продовольственной безопасности изменение климата? Насколько тревожна ситуация в странах Центральной Азии?

- Безусловно, один из ключевых факторов, который негативно влияет на стабильность поставок продовольствия на Кавказе и в Центральной Азии, связан с процессами изменения климата.

     Субрегион сталкивается с повышением температурного режима и гидрологическими изменениями и в нем уже наблюдается рост экстремальных погодных явлений, таких как засухи и наводнения. Эта тенденция, как ожидается, сохранится.

     Согласно докладу Всемирного банка "Адаптация к изменению климата в Европе и Центральной Азии" за 2009 год, все страны субрегиона КЦА, за исключением Казахстана, оцениваются как наиболее уязвимые в регионе ЕЦА в отношении изменения климата.

     Армения, Таджикистан, Грузия и Кыргызстан входят в первую десятку стран в регионе ЕЦА, которые могут испытать самые большие изменения с точки зрения экстремальных климатических явлений к концу этого столетия.

     Экологические последствия централизованного планирования еще более усугубляют потенциальные последствия изменения климата. Плохое управление в таких областях, как эрозия почв, водные ресурсы, борьба с вредителями и сохранение питательных веществ уже сдерживает производительность сельского хозяйства и угрожает продовольственной безопасности бедных сельских общин. Например, около 48% орошаемых земель в странах Центральной Азии затронуты проблемой засоления, начиная с 12% в Кыргызстане и до 96% в Туркменистане.

 

- Насколько страны региона зависимы от импорта продовольствия?

- Да, хотелось бы отметить, что еще один риск, связанный со стабильностью обеспечения продовольствием в странах субрегиона КЦА, вызван их зависимостью от импорта продовольствия и экспорта нефти, в связи с чем они оказались восприимчивыми к колебаниям цен на мировых товарных рынках. Это продемонстрировали резкие колебания цен в 2007-2008 и 2010-2011 годах. В результате как резкого роста мировых цен на сырьевые товары, так и ограничений на экспорт пшеницы, установленных Россией, Украиной и Казахстаном, которые являются ключевыми экспортерами пшеницы в субрегионе, в ряде стран отмечалось значительное повышение внутренних цен.

     Например, некоторые оценки показывают, что в течение лета 2010 года цены на пшеничную муку в Кыргызстане выросли на 35%, а в Таджикистане - на 37%. В 2007 году показатели уровня бедности в Грузии, которые были особенно серьезными среди сельских жителей, перестали следовать тенденции к понижению и начали расти. Соответственно, самые бедные домохозяйства, которые тратили большую долю своих доходов на продукты питания, были непропорционально затронуты этим явлением. Резкое повышение цен также негативно повлияло на способность мелких фермеров генерировать достаточные доходы. В то время как более высокие цены на сырьевые товары могут стимулировать мелких фермеров увеличивать производство, такие фермеры часто являются чистыми покупателями продовольствия и поэтому, в конечном итоге, остаются в чистом проигрыше.

 

- Спасибо за интервью!


Май, 2014
© 2018 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Error message here!

Show Error message here!

Close